Как получить моральный вред за отменённый штраф? 2021

Компенсация морального вреда: тенденции российской судебной практики

Компенсация морального вреда – один из способов защиты гражданином его нарушенных прав (абз. 11 ст. 12 ГК РФ). Размер компенсации определяет суд. Для этого он принимает во внимание степень вины нарушителя, а также характер физических и нравственных страданий потерпевшего, и выносит решение с учетом требований разумности и справедливости (ч. 2 ст. 1101 ГК РФ).

Закон, причем не только ГК РФ, но и иные нормативные правовые акты, предусматривает следующие основания для взыскания компенсации морального вреда:

  • нарушение тайны завещания (ч. 2 ст. 1123 ГК РФ);
  • нарушение личных неимущественных прав автора (ч. 1 ст. 1251 ГК РФ);
  • нарушение изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя (ст. 15 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I “О защите прав потребителей”);
  • нарушение прав и интересов гражданина в результате распространения ненадлежащей рекламы (ч. 2 ст. 38 Федерального закона от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ “О рекламе”);
  • невыполнение туроператором или турагентом условий договора о реализации туристского продукта (абз. 6 ст. 6 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации”);
  • нарушение прав и законных интересов гражданина в связи с разглашением информации ограниченного доступа или иным неправомерным использованием такой информации (ч. 2 ст. 17 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и о защите информации”);
  • нарушение прав гражданина, связанное с дискриминацией в сфере труда (ч. 4 ст. 3 ТК РФ);
  • совершение работодателем неправомерных действий или бездействия в отношении работника (ст. 237 ТК РФ);
  • увольнение без законного основания или с нарушением установленного порядка либо незаконный перевод на другую работу (ч. 9 ст. 394 ТК РФ);
  • и другие.

Однако обязательство по компенсации морального вреда, напоминает адвокат, партнер Коллегии адвокатов города Москвы “Барщевский и Партнеры” Анастасия Расторгуева, возникает не во всех случаях, а только при одновременном наличии следующих признаков:

Страданий, то есть морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага.

Неправомерного действия/бездействия причинителя вреда.

Причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом.

Вины причинителя вреда (ст. 151 ГК РФ).

Вне зависимости от вины причинителя вреда можно требовать компенсацию, только если:

  • источником повышенной опасности причинен вред жизни или здоровью гражданина;
  • гражданин был незаконно осужден, привлечен к уголовной ответственности либо в отношении него были незаконно применены в качестве мер пресечения заключение под стражу или подписка о невыезде, а также при незаконном наложении на него административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;
  • в отношении гражданина были распространены сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию (ст. 1100 ГК РФ).

Моральный вред, поясняет ВС РФ, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, физической болью и др. (абз. 2 п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда”; далее – Постановление Пленума ВС РФ № 10).

При этом отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий не означает, что у потерпевшего нет права на возмещение морального вреда (абз. 3 п. 4 Постановления Пленума ВС РФ № 10).

Размер компенсации морального вреда

Вопрос определения судом размера компенсации морального вреда носит оценочный характер. Это связано с тем, что действующее законодательство не содержит четких критериев для его определения. По общему правилу, судьи выносят решения в рамках предоставленной им законом свободы усмотрения (Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2004 г. № 276-О).

В связи с тем, что сумма компенсации морального вреда напрямую зависит от субъективной оценки суда, установить конкретные минимальные и максимальные пределы такой компенсации сложно.

Анастасия Расторгуева, партнер Коллегии адвокатов города Москвы “Барщевский и Партнеры”:

“В моей практике минимальный размер компенсации морального вреда составил 1 тыс. руб. за вред здоровью, причиненный ДТП, – нетрудоспособность потерпевшего длилась более 21 дня (решение Никулинского районного суда по делу № 2-1398/12). Максимальным был размер компенсации по делу о защите чести и достоинства – он составил 500 тыс. руб. (решение Савеловского районного суда от 18 ноября 2014 г. по делу № 2-6850/2014)”.

На сегодняшний день средний размер компенсации морального вреда в Москве установился на отрезке от 5 тыс. до 50 тыс. руб.

При этом суды стали все чаще учитывать, стремятся ли истец и ответчик урегулировать спор в досудебном порядке. “Если истец отказывается от досудебного урегулирования и использует инструмент судебной защиты как способ обогащения, суды взыскивают минимальный размер морального вреда”, – добавляет управляющий партнер Адвокатского бюро TRUST Алексей Токарев.

В целом же, определяя сумму компенсации морального вреда, суды стремятся, с одной стороны максимально возместить причиненный истцу моральный вред, а с другой стороны, не допустить неосновательного обогащения истца и не поставить в чрезмерно тяжелое имущественное положение ответчика, делится директор Департамента Корпоративного и коммерческого права Юридической фирмы GRATA International Яна Дианова.

Для зарубежных судов взыскание высоких сумм компенсации морального вреда – норма. Например, в США работники, чьи права были нарушены незаконным отстранением от работы или увольнением, могут претендовать на компенсацию в пределах $40 тыс. (например, дело Paul Loomis v. Michael Chertoff, Secretary, Dept. of Homeland Security, EEOC № 340-2005-00070X), а в Великобритании – до 10-25 тыс. (дело Dunnachie v. Kingston Upon Hull Council; Williams v. Southampton Institute; Dawson v. Stonham Housing Association. UKEAT 0726_02_2205 и дело Boyle v. Virgo Fidelis Senior School UKEAT 0644 _03_2301).

А вот отечественные судьи далеко не всегда взыскивают крупные суммы такой компенсации. Рассмотрим, какие тенденции складываются при рассмотрении российскими судами требований о возмещении морального вреда по наиболее распространенным видам судебных споров.

Компенсация морального вреда при ДТП

При рассмотрении споров, связанных с ДТП, суды в среднем в два-пять раз снижают размер присуждаемой компенсации морального вреда по сравнению с заявленной истцом суммой (решение Троицкого районного суда г. Москвы от 2 февраля 2016 г. по делу № 2-111/2016, решение Авиастроительного районного суда г. Казани от 20 июля 2016 г. по делу № 2-3572/2016).

Вместе с тем именно по этой категории дел судьи нередко взыскивают компенсацию в весьма крупном размере. Яна Дианова приводит следующие примеры:

  • 150 тыс. руб. в связи с потерей кормильца – истец требовал 500 тыс. руб. (определение Московского областного суда от 11 июля 2016 г. по делу № 33-18556/2016);
  • 250 тыс. руб. в связи с причинением тяжкого вреда здоровью – истец требовал 500 тыс. руб. (определение Московского областного суда от 6 июля 2016 г. по делу № 33-18275/2016);
  • 300 тыс. руб. также в связи с причинением тяжкого вреда здоровью – истец требовал 1 млн руб. (определение Московского областного суда от 15 июня 2016 года по делу № 33-15691/2016);
  • 800 тыс. руб. в связи с утратой близкого родственника – истец требовал 3 млн руб. (определение Московского областного суда от 20 июня 2016 г. по делу № 33-14309/2016).

Нередко заявленную истцом сумму суды снижают и в 10 раз. Тем не менее даже при таком раскладе можно получить компенсацию в размере выше среднего – например, 100 тыс. и 200 тыс. руб. соответственно было взыскано с виновника аварии в пользу истца в связи со смертью его бабушки и отца вместо заявленных 1 млн и 2 млн руб. (Определение ВС РФ от 28 марта 2016 г. № 18-КГ15-248).

Компенсация морального вреда при нарушении прав потребителей

Сумма компенсации по таким делам, как правило, незначительна – от 5 тыс. до 50 тыс. руб. (решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 20 июня 2016 г. по делу № 2-3373/2016, решения Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 4 июля 2016 г. по делу № 2-2223/2016 и по делу № 2-3708/2016, кассационные определения Московского городского суда от 6 июня 2014 г. № 4г/2-5344/14 и от 19 июня 2014 г. № 4г/2-5860/14).

При этом размер компенсации морального вреда по делам о защите прав потребителей не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки (п. 45 Постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. № 17 “О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей”).

Вместе с тем по данной категории дел суды также существенно снижают заявленную истцом сумму требований. Так, Анастасия Расторгуева приводит примеры судебных актов, которыми размер компенсации был снижен более чем в 20 раз – например, 5 тыс. руб. вместо 124,6 тыс. руб. или 1 тыс. руб. вместо 50 тыс. руб. (решение Лефортовского районного суда г. Москвы от 24 декабря 2015 г. по делу № 2-4122/2015, решение Мончегорского районного суда Мурманской области от 18 июля 2016 г. по делу № 2-1019/2016).

Яна Дианова, директор Департамента Корпоративного и коммерческого права Юридической фирмы GRATA International:

“Требования потребителей о возмещении морального вреда могут заявляться и удовлетворяться судом не только, если вред причинен непосредственно недостатками услуг, но и при необоснованном требовании оплаты медицинских услуг, включенных в программу государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи (например, апелляционное определение Московского областного суда 6 июля 2016 г.по делу № 33-18092/2016)”.

Компенсация морального вреда при нарушении трудовых прав

При грубом нарушении работодателем трудовых прав работников последние вправе требовать компенсировать им причиненный моральный вред. Однако и по такого рода спорам суды удовлетворяют заявленные требования в размере меньшем, чем было заявлено в исковом заявлении. В среднем размер компенсации морального вреда по таким спорам составляет 10 тыс. руб.

В частности, по трем разным делам в связи с невыплатой в срок зарплаты суды взыскали в пользу работников компенсацию в размере 10-12 тыс. руб. вместо заявленных 50 тыс., 30 тыс. и 20 тыс. руб. соответственно (апелляционное определение Московского областного суда от 15 июня 2016 г. по делу № 33-15981/2016, решение Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 15 июня 2016 г. по делу № 2-3336/16, решение Димитровского районного суда г. Костромы от 19 июля 2016 г. по делу № 2-954/2016). А по спору в связи с незаконным увольнением – 5 тыс. руб. вместо 50 тыс. руб. (апелляционное определение Московского областного суда от 27 июня 2016 г. по делу № 33-13948/2016).

Компенсация морального вреда при причинении вреда здоровью

В случае причинения вреда здоровью потерпевшего наличие морального вреда презюмируется – суд при этом устанавливает лишь размер самой компенсации (абз. 2 п. 32 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. № 1 “О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина”). По мнению Анастасии Расторгуевой, наибольший размер морального вреда должен взыскиваться именно по данной категории дел, поскольку при этом предполагается наибольшая вероятность несения страданий, нравственных переживаний, потери работоспособности и др.

В этой части показательным можно считать решение Артемовского городского суда Приморского края от 11 апреля 2016 г. по делу № 2-78/2016. Рассмотрим его подробнее.

В связи с неисправностью воздушного судна, посадка пассажиров на рейс производилась не через телескопический трап, а через перрон с помощью самоходного трапа. П. шла со своим грудным ребенком в числе первых пассажиров на посадку в автобус из аэровокзального комплекса, но, поскользнувшись на обледенелой поверхности наклонного пандуса, упала назад. При этом ребенок выпал из ее рук и покатился под ноги пассажиров, чудом избежав травмы. В результате медицинскими работниками здравпункта аэропорта она была отстранена от полета.

Сочтя, что аэропорт не обеспечил надлежащую безопасность пассажиров, прокурор обратился в суд с иском в интересах П. Сумма заявленного к ответчику требования о возмещении морального вреда составила 250 тыс. руб.

В обоснование размера компенсации морального вреда П. указала, что является одинокой матерью. Утрата способности к полноценной жизнедеятельности, в частности, к самообслуживанию, воспитанию и уходу за малолетним ребенком, срыв грудного вскармливания, а также отмена поездки в г. Санкт-Петербург, целью которой была необходимость медицинского обследования ребенка, принесли ей нравственные страдания. К тому же полученная травма причиняла и продолжала на момент судебного разбирательства причинять П. физическую боль.

Суд встал на сторону истца, отметив, что предпринятые аэропортом меры были недостаточными и не смогли обеспечить полной безопасности пассажиров при перемещении от здания аэровокзала к автобусу.

При этом размер определенной истцом компенсации морального вреда суд оставил без изменения, сочтя его с учетом степени нравственных и физических страданий П. справедливым.

Ответчик обжаловал это решение, требуя снизить сумму компенсации морального вреда, но вышестоящий суд оставил вынесенное решение без изменений (определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 19 июля 2016 г. № 33-7456/2016).

Таким образом, принимая решение о присуждении истцу компенсации морального вреда в достаточно крупном размере, суды в данном случае учли продолжительность лечения, нравственные и физические страдания, вызванные физической болью, а также переживания истца из-за невозможности самообслуживания и осуществления полноценного ухода за грудным ребенком (неспособность самостоятельно купать, одевать и осуществлять грудное кормление ребенка). Схожие фактические обстоятельства дела, отмечает Андрей Комиссаров, можно встретить и в других судебных актах (апелляционное определение Челябинского областного суда от 22 августа 2013 г. по делу № 11-8447/2013, апелляционное определение Пермского краевого суда от 13 октября 2014 г. по делу № 33-9146/2014, апелляционное определение Иркутского областного суда от 31 марта 2016 г. по делу № 33-3765/2016).

Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов “Комиссаров и партнеры”:

“Обычно сумма компенсации не превышает 50 тыс. руб., однако анализируемое судебное решение явно выбивается из общей картины вещей. Какие факторы могли повлиять на принятие такого решения? Во-первых, личность потерпевшей, которая является матерью грудного ребенка и вызывает сострадание. Во-вторых, крупные и богатые компании-ответчики, которые являются платежеспособными должниками, поэтому сумма в 250 тыс. руб. существенно на их имущественном состоянии не отразится”.

По мнению Алексея Токарева, в подобных случаях судьи стремятся использовать компенсацию морального вреда в качестве рычага влияния на недобросовестных ответчиков.

Требовать возмещения морального вреда можно и в том случае, когда вред здоровью был причинен в результате ненадлежащего исполнения органами государственной власти, местного самоуправления или уполномоченными организациями возложенных на них законодательством обязанностей, добавляет Яна Дианова. Если факт допущенного со стороны соответствующих органов нарушения, факт причинения вреда, а также причинно-следственная связь между ними доказаны, суды удовлетворяют такие требования. Так, с администрации г. Дубны была взыскана компенсация морального вреда в размере 80 тыс. руб. в пользу истца, которая упала, споткнувшись о выступающую из раскрошившегося асфальта арматуру и получила травму в виде сложного перелома руки со смещением (апелляционное определение Московского областного суда от 18 июля 2016 г. по делу № 33-19235/2016).

“В последнее время с ответчиков все чаще взыскивают компенсацию морального вреда в размере от 100 тыс. до 800 тыс. руб. К примеру, по иску в результате причинения средней тяжести вреда здоровью при имущественных затратах потерпевшего на лечение в размере 80 тыс. руб. суд взыскал с виновника компенсацию в размере 500 тыс. руб. (приговор мирового судьи судебного участка № 370 Тверского района г. Москвы от 31 марта 2015 г. по делу № 01-0005/370/2015)”, – добавляет Алексей Токарев.

Если проследить судебную практику за последний год, можно отметить, что суды все реже ограничиваются минимальными размерами при взыскании компенсации морального вреда. Главное, при обращении с исковым заявлением в суд как можно убедительнее обосновать сумму заявленных требований. Чем подробнее раскрыто, чем именно вызваны нравственные страдания и как действия/бездействие ответчика отразились на привычном укладе жизни потерпевшего, его физическом и психическом состоянии, тем больше шансов взыскать компенсацию в крупном размере.

Кто может получить компенсацию морального вреда

Компенсация морального вреда — это один из способов защиты прав человека, выплата за физические, нравственные и душевные страдания.

Порядок взыскания морального вреда имеет специфику и устанавливается в ряде законов. Положения нормативных актов периодически меняются. В 2021 году внесены изменения в Трудовой кодекс РФ ФЗ-74 от 05.04.2021, который вступил в силу с 16.04.2021 и обратной силы не имеет. Законодатель конкретно закрепил, что работник вправе обратиться за взысканием нравственного ущерба одновременно с предъявлением требований о защите трудовых прав или в течение 3 месяцев после вынесения решения, которым полностью или частично удовлетворены такие требования.

Что такое моральный ущерб

Статья 151 ГК РФ и Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении № 10 от 20.12.1994 установили, что моральный ущерб — это нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием):

  • которые посягают на перечисленные в статье 150 ГК РФ нематериальные блага (честь, достоинство, жизнь, здоровье, деловую репутацию и т.п.);
  • которые нарушают личные неимущественные права человека (права, предусмотренные законами об охране интеллектуальной собственности);
  • которые нарушают имущественные права гражданина (в том числе вытекающие из договора).

В указанном Постановлении дается разъяснение того, что следует понимать под упомянутыми страданиями. Так, нравственные выражаются в негативных психических реакциях человека, таких как страх, унижение, беспомощность и любое другое дискомфортное состояние, вызванных:

  • утратой родных;
  • невозможностью продолжать активную общественную жизнь;
  • потерей работы;
  • раскрытием семейной, врачебной тайны;
  • распространением сведений, не соответствующих действительности;
  • временным ограничением или лишением каких-либо прав и др.

Физические — это любые болезненные или неприятные ощущения: боль, зуд, жжение, тошнота, головокружение, удушье и т.п.

Денежная компенсация морального вреда осуществляется только в отношении гражданина. Это связано с тем, что моральный вред — это страдания, т.е. категории, применимые только к существу, обладающему психикой. Юридическое же лицо вправе требовать взыскания репутационного вреда, но оно должно опираться на нормы о причинении убытков, а не морального ущерба.

Моральный вред и его компенсация

Не существует формулы расчета морального вреда, серьезность нравственных страданий оценивается индивидуально. Судебная практика и собственная субъективная оценка обстоятельств — единственное, на что опираются судьи при определении размера возмещения морального ущерба. В ст. 151 и 1101 ГК РФ законодательно установлен ряд критериев, которые должны в обязательном порядке учитываться судом при определении размера возмещения:

  • характер и степень нравственных или физических страданий;
  • степень вины человека, когда вина является основанием ответственности за причинение вреда;
  • фактические обстоятельства, при которых причинен моральный ущерб, и иные, заслуживающие внимания обстоятельства;
  • индивидуальные особенности потерпевшего (например, для женщины — состояние беременности);
  • требования разумности и справедливости. К примеру, Определение Санкт-Петербургского городского суда от 03.05.2012 по делу № 33-5359/2012 подтверждает, что, определяя размер компенсации, суду необходимо учитывать имущественное положение должника. Так, истцы заявили размер компенсации, признанный судом завышенным, поскольку исполнение решения суда невозможно по причинам финансовой и хозяйственной несостоятельности должника.

В Российской Федерации моральный вред по решению суда может компенсироваться только в одной форме — денежной. Это не означает, что причинитель ущерба не вправе добровольно совершить действия, направленные на сглаживание перенесенных потерпевшим страданий (уход за потерпевшим, оказание иной помощи, передача какого-либо имущества).

Действующее законодательство предусматривает основания для взыскания компенсации, которые представляют собой нарушение:

  • тайны завещания (ч. 2 ст. 1123 ГК РФ );
  • неимущественных прав автора (ч. 1 ст. 1251 ГК РФ );
  • прав потребителя изготовителем, продавцом (ст. 15 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1);
  • турагентом условий договора о реализации туристского продукта (абз. 6 ст. 6 Федерального закона от 24.11.1996 № 132-ФЗ);
  • прав человека в связи с дискриминацией в сфере труда (ч. 4 ст. 3 ТК РФ );
  • работодателем прав работника ( ст. 237 ТК РФ ) и др.

Это и есть примеры морального вреда, случаи, когда судом взыскивается денежная компенсация за нарушение неимущественных прав. Гражданин не ограничен этими рамками и вправе обратиться за защитой своих прав и в других ситуациях. Но для вынесения положительного решения требуется обоснование морального вреда в исковом заявлении на основании фактов и норм права. По этой причине на практике нравственный ущерб взыскивается, когда это прямо предусмотрено законом или когда причинен физический вред.

Однако законодатель установил, что для возникновения права на возмещение необходимо одновременное наличие следующих четырех условий:

  1. Собственно физическое или нравственное страдание. Бремя доказывания лежит на потерпевшем.
  2. Противоправное действие (бездействие), нарушающее принадлежащие гражданину неимущественные права или посягающее на принадлежащие ему другие нематериальные блага.
  3. Причинная связь между противоправным действием (бездействием) и моральным вредом. Причинная связь должна быть прямой. Так, например, если в результате операции больному причинен ущерб, то решающее значение будут иметь действия врача, непосредственно проводившего операцию, а не лиц, назначивших его на эту должность или проводящих аттестацию медицинских работников.
  4. Вина причинителя вреда, которая проявляется в форме умысла (прямого или косвенного) и неосторожности (небрежность или легкомыслие). Законодательство закрепляет правило о презумпции вины причинителя вреда.

Эти условия являются основанием для компенсации морального ущерба. В исключительных случаях возможно наступление ответственности без вины. Они перечислены в ст. 1100 ГК РФ , это причинение вреда здоровью или жизни источником повышенной опасности (например, автомобилем), в результате незаконного осуждения, заключения под стражу и т.д., нравственные страдания стали результатом распространения сведений, порочащих честь, достоинство, репутацию.

Определиться, какой моральный ущерб можно запросить, помогут примеры из судебной практики. Чем серьезнее нарушение, сильнее физические страдания, тем большая компенсация положена. Ее размер варьируется от одной до нескольких десятков и сотен тысяч рублей. Верховный Суд в 2019 году указал, что не допускается символическая компенсация и запретил судам первой инстанции и вышестоящим произвольно снижать размеры выплат.

Эксперты КонсультантПлюс разобрали, как потребителю взыскать компенсацию морального вреда. Используйте эти инструкции бесплатно.

Как составить заявление о возмещении вреда

Иски о возмещении нематериального вреда весьма редки, и часто и сковое заявление о компенсации морального вреда составляет структурную часть общего иска. Исключением являются только иски по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, в которых компенсация за моральный ущерб составляет значительную долю общей суммы иска. Такие заявления рассматриваются судами общей юрисдикции, а срок исковой давности начинает течь с момента, когда была установлена вина ответчика, и продолжаются: для материального ущерба — три года, морального — без срока давности.

Содержание искового заявления условно делится на следующие части:

  1. Шапка. Указывается название и реквизиты суда, Ф.И.О., адрес, контакты истца и ответчика, цена иска и размер госпошлины. Затем следует название иска: «Исковое заявление о возмещении ущерба».
  2. Основная часть. В ней необходимо изложить суть правонарушения, которое привело к нарушению прав и свобод. Также здесь стоит подробнее описать, какой вред причинен, каким способом, в чем он выражается, присутствовали ли свидетели. Важно предоставить факты — они составляют доказательную базу притязаний.
  3. Мотивировочная часть. В этом пункте следует привести больше доказательств, которые подтверждают вашу правоту (это свидетельские показания, письма, видео и фотоматериалы, публикации в СМИ и т.п.). Помимо обстоятельств случившегося, допустимо привести примеры из судебной практики и действующего законодательства, которые укрепят вашу позицию. На практике возникает вопрос: как описать моральный вред в исковом заявлении, ответ на который — максимально искренне, в этом случае допускается не использовать деловой стиль и описывать чувства потерпевшего простыми и понятными словами.
  4. Резолютивная часть. Здесь размещается просьба удовлетворить требования истца, которые необходимо пронумеровать.
  5. Приложения. В конце необходимо зафиксировать перечень документов, которые вы прикладываете к иску. Этот список законодательно установлен в статье 132 ГПК РФ :
  • копии документов о направлении искового заявления и приложений к нему для всех участников дела (если документы из приложений уже есть у участников, отправлять их не требуется);
  • квитанция об оплате госпошлины;
  • документ, подтверждающий полномочия истца (либо доверенности представителей истца);
  • документы, служащие доказательством вашей правоты (например, медицинские и экспертные заключения, рецепты, чеки и т.п.);
  • подтверждение того, что была попытка досудебного урегулирования конфликта;
  • расчет суммы иска и ее обоснование.

Государственная пошлина по таким делам должна взиматься на основании пп. 3 п. 1 ст. 333.19 Налогового кодекса РФ в размере 300 рублей для физических лиц и 6000 рублей — для юридических.

Для обращения за взысканием морального вреда применяются следующие правила о сроке давности:

  • если требование вытекает из нарушения нематериальных прав — сроки давности на него не распространяются;
  • если требование связано с имущественными правами, применяется срок давности, установленный для их защиты.

Возмещение морального вреда в 2021 году

В судебной практике случаи связанные с моральным вредом считаются самыми интересными и в то же время, самыми сложными. Доказать, что необходима та или иная сумма достаточно сложно, ведь это должно быть обосновано многими аспектами. Сложность процесса заключается в том, что в законодательстве нет денежным сумм на которые можно опираться, при этом не указан даже минимум или максимум, потому все зависит от истца. Но на практике, когда истец в заявлении пишет определенную сумму, опираясь исключительно на собственные мерки, суд или урезает цену до половины или вообще не удовлетворяет иск. Конечно же, это недоработки законов, но если детально разобраться в вопросе, есть шанс избежать отклонения своего заявления и получить необходимую сумму денег. К 2021 году сформировалась обширная практика по возмещению морального вреда. Прежде всего это зависит от характера страданий, в рамках уголовного или гражданского дела взыскивается вред, а также от самого судьи.

  1. Возмещение морального вреда в 2021 году
  2. Какие есть виды морального вреда?
  3. Как определить размер морального вреда?
  4. Что необходимо доказать для взыскания морального вреда
  5. ДТП и моральный вред
  6. Как возмещается моральный вред
  7. Сроки выплаты морального вреда
  8. Изменения в законах 2021 года

Какие есть виды морального вреда?

Не смотря на все недостатки закона относительно морально возмещения вреда, все же гражданский кодекс РФ определил категории по которым можно требовать возмещения морального вреда:

  1. Унижения разного рода, нанесенные физическому лицу. А также унижение профессионализма и достоинства в рабочей среде, если это касается юридического лица.
  2. Моральные страдания, которые испытывал человек из-за повреждения его имущества.
  3. Моральные страдания, которые возникли у человека из-за оскорбления его, близких людей, членов семьи, родственников.
  4. Как физические, так и душевные страдания, которые испытывает человек из-за нанесения увечий его телу, здоровью, душевному состоянию.

Как определить размер морального ущерба

Конечно же, определить сумму выплаты морального ущерба будет не просто. Зачастую специалисты рекомендуют отправиться к психологу, чтоб получить заключение о состоянии своего душевного здоровья. Психолог может подробно описать насколько сильно та или иная ситуация навредила его пациенту и определить, как случившиеся изменить его жизнь в будущем.

В суде можно попросить специалиста, который работает с пострадавшими и который сможет помочь определить какую сумму взыскания необходимо получить его пациенту. После получения заключения, юрист, опираясь на законы РФ сможет определить необходимую сумму и составить иск, который суд действительно рассмотрит и примет к сведению.

Кроме того, российский ученый запатентовал специальную методику, благодаря которой подобные вопросы решаются довольно легко. Он определил, что если моральный ущерб необходим из-за того, что пострадало человеческое здоровье, значит ответчик должен заплатить, как минимум 720 минимальных зарплат, дабы обеспечить пострадавшего всем необходимым на ближайшие 10 лет. Долгое время суд действительно опирался на подобную методику, но, к сожалению, 2016 году данную методику исключили из официального реестра. Некоторые адвокаты до сих пор просят своих клиентов воспользоваться методом, как одним из вариантов, чтоб достичь в суде желаемого ответа.

Суд в обязательном порядке просит документальные подтверждения того, что моральный вред был нанесен. Это могут быть фото или видео факты, записки и другие возможные доказательства. Нужно понимать, что одних слов будет мало.

Юристы рекомендуют указывать максимально высокую сумму морального вреда, учитывая, что суд может срезать ее до половины и того больше. Кроме того, что судья рассматривает доказательства, он еще и оценивает насколько сильно пострадал истец. Учитываются также и правонарушения, заданные ответчиком, были ли заданы физические страдания или же только душевные, насколько сильно в дальнейшем истец пострадает из-за нанесенного ему морального вреда.

Что необходимо доказать для взыскания морального вреда

Как уже стало понятно, определенного алгоритма действий для получения возмещения морального вреда, не существует. Но все же, согласно последним изменениям в законах 2021 года указаны обстоятельства, которые нужно доказать в обязательном порядке.

  1. Моральный вред. Необходим факт того, что он действительно был нанесен.
  2. Должно быть доказано, что ответчик действительно поступал неправомерно. Особую роль в сумме возмещения играет факт, поступал обвиняемый специально или же, произошла доля случая.
  3. Причинно-следственная связь.
  4. Вину человека, который нанес моральные страдания.

ДТП и моральный ущерб

Наиболее часто моральный ущерб взыскивает после ДТП. Суды знают массу случаев, когда суммы морального взыскания были слишком завышены и в судебном порядке их уменьшали до 90%.

При ДТП учитывается масса нюансов. К примеру, если происшествие произошло с пешеходом, учитывается в каком месте он переходил дорогу и в каком состоянии при этом находился. Если следствием было установлено, что пешеход перебегал дорогу в неположном месте или в пьяном состоянии, сумма морального вреда будет минимальной, но при этом все равно будет назначена.

Если ДТП произошло между двумя автомобилями, учитывается адекватность водителей, которые находились за рулем, причины по которым были нарушены правила дорожного движения и травмы, как моральные, так и физические, которые были нанесены. В таких случаях суммы возмещения могут быть достаточно высокими, вплоть до содержания пострадавшего на протяжении многих лет.

Как возмещается моральный вред

Моральный вред может подвергаться взысканию по уголовному кодексу и тогда истцу необходимо обращаться к следователю, ведущему дело. Именно следователь сможет в суде разъяснить по каким причинам моральный вред необходим именно в указанной сумме. Или же, взыскание происходит по гражданскому кодексу и тогда истец полагается исключительно на свои силы или же, может задействовать адвоката.

В случаях самостоятельно сбора доказательств необходимо привлечь свидетелей. Ими могут быть как родственники, так и коллеги или же соседи, а также очевидцы случившегося. Кроме того, необходимы заключения или психолога, или психотерапевта.

Также нужно помнить, что если дело морального возмещения проходит по уголовному кодексу, то государственная пошлина не оплачивается. Но, если возмещение морального ущерба проходит по гражданскому кодексу, то из указанной или выигранной суммы необходимо будет оплатить процент в казну. На практике юристы пытаются доказать, что оплата госпошлины за не имущественное возмещение не должна изыматься, но подобных выигранных дел в РФ не было еще ни разу.

Единственное дело по которому не происходит оплата государственного сбора, так это нарушение прав потребителей.

Сроки выплаты морального вреда

В данном пункте законодательства также есть дыра и при особых обстоятельствах суд может дать ответчику рассрочку или отсрочить компенсацию выплат на срок до 1 года. В случаях, если человеку были нанесены увечья или же он погиб и семья нуждается в выплатах, чтоб иметь возможность существовать, суд заставит ответчика выплатить всю сумму в течение месяца.

Что касается порядка выплат, то решение суда вступает в силу через 5 дней после его заключения. Истец получает на руки исковое письмо и направляет его в исполнительную службу дабы ускорить процесс решения вопроса.

Также истец и ответчик могут прийти к устному соглашению по выплатам ущерба и договориться каким именно образом будут происходить выплаты. Естественно мировой договор должен быть зарегистрирован в суде, поэтому договор нужно заключить до судебного решения и приложить его к делу.

Кроме того, необходимо помнить, что если возмещение морального вреда не происходит в срок, можно подать еще один иск и попросить компенсацию. Конечно же, процесс будет долгим и утомительным, но каждый человек имеет на это право.

Изменения в законах 2021 года

Так как случаи возмещения морального вреда учащаются, а точных законов не существует, было принято решение изменить и дополнить пункты в законе РФ, которые помогут облегчить доказательства или же помогут защитить себя в суде.

На сегодняшний день известно, что до конца года правительство хочет создать специальную комиссию и экспертов, которые будут заниматься именно делами морального взыскания. Эксперты в этой области помогут определять действительно необходимые денежные суммы, рассматривая ситуацию объективно. Юристы поддерживают данную инициативу правительства, так как опираясь на законы доказать правоту своего клиента станет намного легче. Остается лишь ожидать подобных изменений и надеется на то, что в 2021 году взыскать моральный ущерб станет намного легче.

Записаться на консультацию

Компенсация морального вреда, причиненного незаконными действиями правоохранителей

Правоохранительные органы нередко допускают различные нарушения прав граждан. В их числе, например, незаконное задержание и привод на допрос в качестве свидетеля по уголовному делу, нелегальный обыск, помещение в СИЗО и т.д.

Как гражданину защитить свои права?

Прежде всего обратимся к ст.53 Конституции РФ: в ней сказано, что каждый вправе рассчитывать на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов госвласти или должностных лиц. Ст.133 УПК РФ конкретизирует данное правило и определяет список лиц, которые имеют право на уголовную реабилитацию. В частности, правом на возмещение имущественного и морального вреда, а также на восстановление в своих имущественных, трудовых и прочих правах обладают лица, незаконно подвергнутые мерам процессуального принуждения. Что касается незаконных обысков, то рассчитывать на компенсацию могут и иные лица, проживающие в обыскиваемом жилом помещении (например, члены семьи подозреваемого или обвиняемого), поскольку данное следственное действие существенно ограничивает конституционные права граждан. Этот момент хорошо известен адвокатам по мошенничеству, которым приходится защищать не только бизнесменов, но и членов их семей. Гражданин, считающий, что его права нарушены, может обратиться в суд с соответствующим иском к РФ в лице МВД РФ.

Приведем несколько реальных дел

Сергей Южанин – предприниматель из Кирова – обратился с иском к следственному управлению Следственного комитета РФ по Кировской области, Следственному комитету РФ и региональному управлению Федерального казначейства о компенсации морального вреда за незаконный привод на допрос. В своем иске бизнесмен указал, что перед приводом на допрос его уложили на асфальт, заковали в наручники и затем принудительно доставили к следователю. Постановление о приводе на допрос было признано судом незаконным, как и четыре обыска, проведенных в квартире Южанина и других свидетелей по уголовному делу. Однако вместо запрашиваемой компенсации в 1 млн рублей за испытанные моральные страдания бизнесмен получил по суду лишь 15 тысяч рублей.

И еще один пример

Адвоката из Оренбургской области заподозрили в совершении преступления, предусмотренном ч.1 ст.309 УК РФ. В конце мая 2015 года по этой причине в квартиру адвоката поздно вечером ворвались правоохранители с целью проведения обыска. В ходе следственного действия у адвоката был изъят ноутбук с персональными данными его клиентов. В дальнейшем дело было прекращено за отсутствием состава преступления, адвокат смог признать данное следственное действие незаконным. Защитник оценил свои моральные страдания в 200 тысяч рублей, однако суд, руководствуясь принципами разумности и справедливости, решил снизить сумму до 40 тысяч рублей.

Проблемы компенсации морального вреда, причиненного правоохранительными органами

Как мы можем убедиться, российские суды иски о компенсации морального вреда удовлетворяют, однако присужденные суммы оказываются в несколько раз ниже заявленных. Проблема в том, что в России не закреплен минимальный или максимальный размер компенсации морального вреда, отсутствует методика его расчета, поэтому решение данного вопроса целиком и полностью находится на усмотрении судьи, который исходит из:

  • степени и характера нравственных и физических страданий лица с учетом его индивидуальных особенностей;
  • продолжительности незаконного воздействия;
  • длительности и условий содержания под стражей;
  • других факторов.

Поэтому адвокатам по наркотикам и защитникам по другим статьям приходится прикладывать массу усилий для сбора различных доказательств.

Ситуацию мог бы исправить внесенный в Госдуму РФ в начале лета 2019 года законопроект №729341-7, определяющий минимальные размеры компенсации морального вреда, причиненного гражданам в результате незаконного уголовного преследования и лишения свободы. Например, за каждый день незаконного нахождения в СИЗО гражданин мог бы рассчитывать минимум на 15 тысяч рублей. Однако, к сожалению, проект был отклонен: изначально было очевидно, что российский бюджет совершенно не готов к подобным тратам.

Тем не менее, законопроект о компенсациях за плохие условия содержания в СИЗО был принят в конце 2019 года. Лицо, считающее, что его права были нарушены, вправе предъявить административный иск, предварительно оплатив госпошлину в размере 300 рублей. Бремя доказывания ложится на органы государственной власти.

Что же делать гражданину, пострадавшему от действий правоохранителей? Для начала стоит попытаться искать защиты в российских судах: практика по взысканию моральной компенсации очень разрозненная, поэтому вполне возможно, что гражданин может получить достойную сумму. Если все способы восстановления справедливости в России исчерпаны, лицо может обратиться в ЕСПЧ. Этот способ довольно действенный способ: 96 % жалоб, соответствующих требованиям Страсбургского суда, удовлетворяются полностью или частично.

В любом случае в решении данного вопроса гражданину не обойтись без помощи уголовного адвоката в Москве. Специалист поможет не только признать то или иное действие (бездействие) правоохранительных органов незаконным, но и составит грамотный иск, а также выступит представителем потерпевшего в гражданском процессе. Помните, что для эффективного противостояния органам власти требуется солидная теоретическая и практическая подготовка, которая есть только у адвокатов.

Пристав причинил ущерб. Взыскание ущерба со службы судебных приставов.

Главная обязанность службы судебных приставов – помочь взыскателям реализовать решения суда, иные ненормативные акты, в том числе, истребовать от должников деньги, вещи, ценные бумаги. Для этого приставы наделены полномочиями, такими, как запрашивать информацию об имуществе и имущественных правах должника, о состоянии их расчетных счетов, налагать аресты и запрещать регистрировать переход прав, изымать и реализовывать имущество.

Если пристав не выполняет свои обязанности либо, наоборот, злоупотребляет своими правами, совершает незаконные действия, то в результате вред может быть причинен как взыскателям, так должникам, и даже третьим лицам. Но чтобы взыскать убытки, необходимо доказать наличие всех компонентов: их размер, неправомерность поведения приставов, причинно-следственную связи между ними. Поэтому иски о возмещения вреда и взыскании убытков в связи с незаконным поведением должностных лиц – одни из самых сложных.

Поможем взыскать убытки с ФССП

Адвокаты АБ “Правовая гарантиЯ”:

– Составят жалобу на действия/бездействия приставов;

– Взыщут ущерб в судебном порядке;

– Защитят Ваши интересы в суде.

Итак, поговорим про взыскание ущерба с ФССП.

Вред и ущерб, в чем разница?

В статье 16 ГК РФ упоминается о взыскании убытков с должностных лиц и государственных органов, а в статье 1064 ГК РФ – о возмещении вреда.

Верховный суд для целей применения статьи 1064 ГК РФ трактует вред как уменьшение материального или нематериального блага, охраняемого законом. В свою очередь причинение такого имущественного вреда влечет обязательства виновного лица возместить убытки (Определение ВС РФ №81-КГ14-19 от 27 января 2015 г.).

В силу п. 2 ст. 15, ст. 16 ГК РФ убытки – это расходы, которые потерпевший вынужден нести, чтобы восстановить свои нарушенного права, свое поврежденное благо, а также гибель или повреждение его имущества (реальный ущерб). Кроме того, к убыткам относят и упущенную выгоду.

Таким образом, вред – понятие более широкое, оно предполагает повреждение, уменьшение каких-то благ, вред может быть как моральным, так и материальным. А ущерб – это материальное последствие причиненного имущественного вреда, выраженное в несение расходов на восстановление права или в утрате определенного имущества.

Моральный вред

Моральный вред подлежит компенсации, когда нарушены личные неимущественные права или нематериальные блага (ст. 151 ГК). В силу части 2 статьи 1099 ГК РФ, если пострадали только имущественные интересы, то моральный вред компенсируется только, если это прямо установлено законодательством. ВС РФ в Определении от 21.03.2016 года №309-ЭС16-813) указал, что исполнительное законодательство не содержит указания на возможность возмещения морального вреда, поэтому причинение материального ущерба не влечет за собой возмещения морального вреда.

Это возможно только, если удастся доказать, что в результате неправомерного поведения должностных лиц пострадали нематериальные блага (жизнь, здоровье, деловая репутация, неприкосновенность жилища, свобода передвижения, семейная тайна и т.п.).

Например, был возмещен моральный вред гражданину, который не смог выехать на отдых за рубеж вместе с женой, так как пристав не сообщил своевременно о снятии ограничений в пограничную службу. Неправомерное поведение пристава посягало на принадлежащее истцу нематериальное благо (ст. 150 ГК РФ) – свободу передвижения, а также было нарушено право на семейный отдых, кроме того, истец являлся потребителем туристических услуг (Апелляционное определение Костромского областного суда от 14 января 2019 г. N 33-55/2019).

Есть интересное письмо ФССП России от 23.12.2011 N 12/01-31392-АП, в котором приводится пример решений Заволжского районного суда г. Твери по делу N 2-2069/2011 и делу N 2-2070/2011. Должник получил компенсацию морального вреда в связи с тем, что во время принудительного выселения его самого и несовершеннолетних детей приставом велась видео-съемка, в последствие видео показали по телевидению без согласия должника.

А вот в другом деле истец не получил возмещения морального вреда, так как он не доказал, что именно длительное неисполнение решения суда приставом привело к его болезни (Апелляционное определение Костромского областного суда от 15 апреля 2019 г. N 33-641/2019).

Какие действия (бездействия) судебных приставов могут привести к возмещению вреда

Вред может возникнуть из-за неисполнения или ненадлежащего исполнения своих должностных обязанностей приставами, например, продано имущество, которое нельзя изымать или по заниженной цене.

Чаще всего взыскание ущерба с судебных приставов связано с:

  • несвоевременным снятием ограничения выезда за пределы страны;
  • бездействием приставов;
  • ненадлежащим хранением арестованного имущества.

Несвоевременно снятие ограничения на выезд

Если должник, оплатив всю задолженность, купил туристическую путевку, билет на самолет, заказал гостиницу, а уже в аэропорту его не выпускают из-за запрета ФССП, потому что пристав просто забыл передать пограничникам постановление о снятия ограничения.

В такой ситуации должникам обязаны возместить стоимость билетов, путевок и бронирования. Обычно доказать связь между неправомерным поведением пристава и ущербом в таких делах несложно (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда по делу № 33-15629/2016; Решение Московского районного суда г. Калининграда по делу № 2-3425/2017, Апелляционное определение Московского городского суда от 16.07.2019 по делу N 33-23996/2019, Апелляционные определение Курганского областного суда от 16.08.2018 по делу N 33-2623/2018).

Утрата арестованного имущества

Еще одна популярная категория дел – возмещение реального ущерба в связи с гибелью или имущества в результате неподобающего хранения. Например, приставы забрали машину и передали на ответственное хранение. Она была исправна, без повреждений, что подтверждается описью и картой осмотра. Когда торги не состоялись, один из кредиторов согласился забрать машину себе, но увидел, что она сильно повреждена. Стоимость необходимых деталей и ремонта посчитал эксперт (Решение Ленинского районного суда г. Костромы по делу № 2-1936/2017).

В другом деле имущество также передали третьему лицу, при этом пристав не контролировал его сохранность, и оно было утрачено. Передача изъятого имущества в целях его хранения не влечет освобождения ФССП России от ответственности за ущерб по причине его утраты или повреждения (Определение ВС РФ от 08.02.2021 по делу N А07-28014/2019).

Пристав изъял у компании норковые шкурки и передал на ответственное хранение. В последствие компания обанкротилась, арест был отменен, но при вскрытии контейнера обнаружилось, что шкурок нет. Компания взыскала более 30 миллионов рублей ущерба с казны РФ, так как пристав неоднократно передавал имущество от одного хранителя к другому, при этом контейнер не вскрывал, шкурки не пересчитывал, опись не составлял (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 16 октября 2018 года по делу N А21-8914/2016)

Взыскание убытков, причиненных незаконным бездействием судебного пристава-исполнителя

Самые сложные дела – это дела о взыскании убытков, причиненных незаконным бездействием судебных приставов-исполнителей.

Приставы сами не исполняют судебные акты, уплата денежных сумм, выполнение определенных действий является обязанностью должника за счет его средств, государство не должно расплачиваться за должника, если тот ничего не имеет. Задача приставов – обеспечить принудительное исполнение должником решения суда. Поэтому не каждое неисполнение влечет возмещение ущерба.

Если пристав предпринял все необходимые действия, но денежные средства так и не были взысканы по причине отсутствия их у должника, то и ответственности пристав нести не может. Возместить причиненный вред он должен только тогда, когда будет доказано, что у должника имелось имущество для взыскания, и что именно вследствие бездействия пристава от этого имущества или денежных средств должник избавился, в результате чего взыскатель не смог ничего получить.

При этом имейте в виду, доказывать, что возможность исполнения не утрачена должна доказать именно ФССП (Определение ВС РФ от 05.02.2019 N 5-КГ18-294).

Например, решением Арбитражного суда Омской области от 27.06.2017 года по делу А46-1383/2017 были удовлетворены требования компании о взыскании более 3 миллионов рублей с РФ в лице ФССП. Истцу удалось убедит суд в том, что невозможность взыскать долг с должника возникла в результате несвоевременного принятия судебным приставом-исполнителем необходимых мер. Пристав не установил наличие счетов должника в кредитных организациях, не наложил на них арест. Должник вывел со счета более 5 миллионов рублей, этой суммы было достаточно, чтобы погасить все долги. Позже должник был признан банкротом. Бездействие пристава привело к невозможности взыскать полную сумму долга, банкротству юридического лица – должника, тем самым имущественным интересам взыскателя был причинен ущерб.

Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями пристава

Истцами по подобным искам могут выступать не только взыскатели, но и должники, если пристав незаконно взыскал с них несуществующий долг или иным образом нарушил их интересы.

В деле А83-6215/2018 было доказано, что компания понесла убытки, так как пристав незаконно отправил в банк инкассовое поручение после добровольной уплаты долга (Определение Верховного Суда РФ от 24.02.2021).

В другом деле требование о взыскании ущерба было удовлетворено, так как пристав неправомерно списал одну и ту же сумму два раза (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.11.2020 по делу N А40-272851/2019).

А вот взыскать в качестве убытков разницу курса валют, если пристав ошибочно денежную сумму списал, а потом вернул, не получится, так как суды считают, что она является объективным фактором, не состоящим в причинно-следственной связи с результатом оценки незаконного поведения должностного лица (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 03.07. по делу N 2-115/2018) .

Кстати, как возместить ущерб, причиненный преступлением, Вы можете прочесть в статье.

Что необходимо доказать?

Чтобы побудить суд вынести решение в пользу истца необходимо подтвердить доказательствами: неправомерность поведения пристава, сам факт и сумму ущерба, а также связь между ними.

Кроме того, необходимо собрать доказательства того, что должник имел деньги, недвижимость или иные вещи, на которые можно было обратить взыскание, но по вине пристава должник от него избавился, а другого ликвидного имущества нет.

Суды очень часто отказывают во взыскании убытков с приставов, поэтому в таких делах необходимо привлекать адвокатов, специализирующихся в этой области. Так как доказательство всех необходимых элементов для возмещения вреда требует профессионализма, опыта, умения убедить суд в своей правоте. Опытный юрист сможет, зная права и обязанности пристава, сможет доказать, что пристав предпринял не все возможные действия или что его поведение незаконно. Адвокат имеет право направлять адвокатские запросы, на которые обязаны отвечать органы и должностные лица, тем самым он может получить подтверждение, что у должника были деньги на момент начала исполнительного производства, но так как пристав не выяснил этого, то деньги были растрачены, а ничего другого у должника нет.

Если пристав делал все возможное, но решение не исполнено по вине должника, то отвечать за это ФССП не должна (например, постановления Арбитражного суда Московского округа от 12.03.2021 по делу N А40-30052/2020, от 09.07.2020 по делу N А40-3755/2019, Определение Верховного Суда РФ от 06.02.2019 по делу N А60-33019/2017, Апелляционное определение Московского городского суда от 04.07.2017 по делу N 33-25734).

Как вести себя взыскателю с ФССП?

Взыскателю необходимо помнить, то часто суды указывают, что взыскатель сам должен занимать активную позицию, запрашивать сведения о ходе исполнения судебного акта, обжаловать недобросовестное поведение пристава. Поэтому не дожидайтесь, пока вам будет причинен ущерб, следите за исполнением решения суда, жалуйтесь в суд и прокуратуру.

Если ваши действия ни к чему не привели, решение суда не исполнено по вине пристава, то подавайте исковое заявление. Самое главное в таких делах -доказать, что долг не взыскали не потому, что должник изначально ничего не имел, поэтому и не платил, а потому, что пристав, который мог узнать о наличии у должника имущества и взыскать его, ничего не сделал. Имущество было продано или передано другим лицам, а другой возможности исполнить решение нет.

Чтобы взыскать ущерб с РФ в лице ФССП необходимо предпринять следующие действия:

  • правильно определить подсудность спора (арбитражный суд по месту нахождения отдела ФССП, если потерпевший – компания или ИП, суд общей юрисдикции по месту расположения отдела ФССП, если с иском обращается гражданин);
  • правильно определить ответчика;
  • описать неправомерное поведение приставов со ссылкой на конкретные законодательные нормы;
  • рассчитать размер убытков, если необходимо, привлеките эксперта;
  • доказать причинно-следственную связь между незаконным поведением пристава и ущербом;
  • подтвердить свои доводы необходимыми доказательствами.

Кто является ответчиком по спорам с ФССП

Истцы часто проявляют своеобразное творчество, предъявляя требование и к Казначейству, и к конкретному приставу, и к другим органам и должностным лицам.

Необходимо помнить, что постановлением ВС РФ от 17.11.2015 N 50 определено, что иск о взыскании убытков, возникших по вине приставов, предъявляется к Российской Федерации, а ФССП России участвует в судебных заседаниях от ее имени.

При этом, если вы неправильно определили ответчика, то суд не должен отказывать в удовлетворении требований, оставлять заявление без движения, а обязан сам указать правильного ответчика и привлечь ФССП к участию в судебном разбирательстве.

А какова вероятность положительного решения по спору с приставами?

Вероятность выиграть дело тем выше, чем быстрее Вы привлечете к защите опытного адвоката. Изначально необходимо дать оценку перспективности спора и целесообразности подачи искового заявления – на очной юридической консультации, на которую рекомендуем взять с собой все имеющиеся документы по делу.

В ходе консультации Вы с адвокатом решаете вопрос об обращении в суд, оформляете доверенность, став доверителем Адвокатского бюро, и далее наш правовед защищает Ваши интересы в суде.

Мы имеем опыт успешных споров с ФССП (пусть они в практике любого адвоката случаются редко) и делимся с Вами кейсом о взыскании убытков и судебных расходов с ФССП за счет средств казны.

Наши адвокаты взыскали 3 819 783,96 руб. убытков и 15 020 руб. судебных расходов с ФССП за счет средств казны.

ВС РФ решал вопрос о компенсации автомобилисту, который добился отмены штрафа ГИБДД

Верховный суд РФ рассмотрел жалобу автомобилиста, который требует от МВД оплаты своих расходов на юридические услуги после судебной отмены постановления о штрафе за нарушение ПДД. Производство по делу было прекращено в связи с истечением срока давности. Это дало повод представителям министерства утверждать, что раз вина должностных лиц не установлена, то и компенсацию платить не обязательно. Апелляционная и кассационная инстанции согласились с такой позицией, но ВС отменил их решения.

Выезд на встречку

В ноябре 2019 года житель города Киселевска Кирилл Кулешов был оштрафован на 5000 рублей за обгон на пешеходном переходе с выездом на встречную полосу (ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ). Автомобилист оплатил штраф с 50-процентной скидкой через портал госуслуг. Однако по его жалобе решением Киселевского городского суда постановление о штрафе было отменено. Суд указал, что выводы о виновности Кулешова были сделаны преждевременно и при неполном установлении всех обстоятельств. В частности, видеокамера экипажа ДПС не зафиксировала госномер автомобиля-нарушителя. А автоинспекторы во время погони за машиной на длительное время потеряли ее из виду и могли ошибиться, останавливая именно Кулешова. Сам он вину отрицал. В итоге суд прекратил производство по делу в связи истечением сроков давности.

Кулешов подал в местный отдел ГИБДД заявление о возврате уплаченного штрафа и комиссии, которая составила 25 рублей. Вернули только штраф. Тогда автовладелец обратился в суд с иском к МВД РФ о взыскании комиссии, компенсации морального вреда (2000 рублей) и расходов на представителя (30 тыс. рублей). Истец указал, что незаконное привлечение к административной ответственности заставило его нервничать из-за несправедливости представителей закона, тратить время и средства для судебной защиты.

Апелляция и кассация на стороне МВД

В суде ответчик настаивал на отсутствии доказательств вины замначальника ОГИБДД, который вынес постановление о штрафе. Но Киселевский горсуд посчитал, что сам факт судебной отмены постановления свидетельствует о незаконности документа. Требования истца удовлетворили частично, взыскав в его пользу 11 700 рублей.

Кемеровский областной суд по жалобе представителя ОМВД отменил решение и отказал Кулешову в иске. Апелляция исходила из того, что вина сотрудников полиции (инспекторов ДПС и замглавы ОГИБДД) не установлена, а их действия не могут считаться незаконными, поскольку дело в отношении Кулешова было прекращено не из-за отсутствия события или состава правонарушения, а по истечении срока давности. Восьмой кассационный суд общей юрисдикции согласился с этой позицией.

Постановление КС как аргумент

В своей жалобе в ВC Кулешов привел правовые позиции, изложенные в постановлении Конституционного суда РФ от 15 июля 2020 г. № 36-П по делу в связи с жалобами граждан Логинова и Шарафутдинова. Заявители считали, что прекращение производства по делу об административном правонарушении само по себе свидетельствует о незаконности действий государственного органа или должностного лица. И отказ гражданину в возмещении расходов на оплату услуг защитника и уплату административного штрафа, а также в компенсации морального вреда в случае прекращения дела при отсутствии установленной судом вины органов государственной власти и должностных лиц противоречит Конституции. КС постановил, что дела заявителей подлежат пересмотру.

Кулешов указал, что, несмотря на прекращение его дела с формулировкой «за истечением срока давности», факт совершения именно им административного правонарушения не доказан. Таким образом, он счел, что его дело полностью вписывается в упомянутое постановление КС.

«Я просто излагаю позицию МВД»

Кулешов в ВС не явился, в отличие от своего процессуального оппонента из МВД Надежды Торгушиной. Она настаивала, что правовых оснований для отмены апелляционного и кассационного постановлений не имеется. Основной аргумент — истечение срока давности, в связи с которым дело о нарушении ПДД было прекращено. По мнению ответчика, это говорит о неустановлении вины должностных лиц, что, в свою очередь, не позволяет истцу взыскивать компенсацию.

— У нас виновность определяется кем? — поинтересовался судья ВС Михаил Кротов.

— Судом, — уверенно ответила представитель МВД.

— При наличии соответствующих доказательств. А если отдел внутренних дел не предоставил соответствующих доказательств, является ли лицо виновным? — продолжал допытываться Кротов.

— Ну, данным постановлением… Исходя из КоАП… Открытый вопрос… — замялась Торгушина.

— Процесс административный выиграл кто? — не отступал Кротов.

— Никто не выиграл. — Даже под маской было видно, как Торгушина широко улыбается.

— Оспаривал заявитель, заявитель получил решение, что постановление отменено, — стал перечислять Кротов.

— Ему и штраф вернули… — подключился к диалогу судья ВС Сергей Асташов.

— Я понимаю ваши вопросы, я просто излагаю позицию МВД… — отбивалась Торгушина.

— Постановление отменили, штраф вернули. Но никто не выиграл! — Теперь широко улыбнулся Асташов.

Задав еще несколько вопросов представителю МВД, тройка судей ВС удалилась в совещательную комнату. В итоге ВС вернул дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

ВС указал, что негативные публикации влияют на размер компенсации морального вреда реабилитированным

21 сентября Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда вынесла Определение № 45-КГ21-12-К7, в котором рассмотрела вопрос влияния публикаций в СМИ на размер компенсации морального вреда реабилитированному гражданину.

Суд удовлетворил требования о компенсации

29 октября 2019 г. приговором Верхотурского районного суда Свердловской области Степан Глазунов был оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 293 УК РФ «Халатность», в связи с отсутствием события преступления. В соответствии со ст. 134 УПК РФ за оправданным было признано право на реабилитацию.

В феврале 2020 г. Степан Глазунов обратился в суд с иском к Управлению Федерального казначейства по Свердловской области, Министерству финансов РФ о взыскании компенсации морального вреда в размере 2 млн руб. и расходов на оплату услуг представителя в размере 20 тыс. руб.

В обоснование иска он указал, что длительное незаконное уголовное преследование повлекло за собой возникновение у него сильных эмоциональных переживаний. Так, поскольку его обвинили в халатности, по которой он не спас детей от пожара, тогда как он сам является отцом малолетних детей, он испытывал стресс, страх и опасения в связи с возможным незаконным осуждением, возможности того, что он не сможет принимать участие в жизни своих детей.

Степан Глазунов разъяснил, что за период производства следственных действий и рассмотрения дела судом были многочисленные публикации в прессе, не соответствующие действительности, где указывалось на него, так как город маленький, жители знали конкретно, о ком идет речь. Также истец указал, что потерял работу ввиду незаконного привлечения к уголовной ответственности.

Решением Верхотурского районного суда Свердловской области от 21 мая 2020 г. исковые требования были удовлетворены частично: он снизил на 200 тыс. руб. размер компенсации морального вреда. Разрешая дело по существу, суд первой инстанции установил, что в отношении истца незаконно осуществлялось уголовное преследование по обвинению в совершении преступления, применена мера процессуального принуждения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. Оценив обстоятельства дела и собранные доказательства, суд пришел к выводу о частичном удовлетворении исковых требований.

Апелляция снизила размер компенсации с 1,8 млн до 100 тыс. руб.

Представитель Минфина России подал апелляционную жалобу, в которой указал на чрезмерно большую сумму компенсации при установленных по делу обстоятельствах. Он указывал, что судом неверно распределено бремя доказывания по делу, а истцом не доказано наличие вреда, и в связи с этим просил изменить решение суда, снизив размер компенсации.

В судебном заседании Степан Глазунов, его представитель, адвокат АП Свердловской области Ольга Дьячкова настаивали на исковых требованиях, указывали на законность принятого решения первой инстанции.

13 ноября 2020 г. судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда вынесла определение о переходе к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции. Поводом для этого послужило непривлечение в качестве третьего лица прокуратуры Свердловской области. Позднее прокуратурой были поданы возражения на исковое заявление Степана Глазунова, в которых указано, что компенсация морального вреда, взысканная судом, должна быть снижена до 80 тыс. руб.

4 декабря 2020 г. апелляционным определением Свердловский областной суд отменил решение суда первой инстанции. По делу вынесено новое решение о частичном удовлетворения исковых требований: в пользу Степана Глазунова взыскана денежная компенсация морального вреда в размере 100 тыс. руб., расходы на оплату услуг представителя в размере 10 тыс. руб., в удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Апелляционный суд подтвердил, что Степан Глазунов был незаконно и необоснованно подвергнут уголовному преследованию, в связи с чем пришел к выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения исковых требований истца о взыскании компенсации морального вреда. Вместе с тем, вопреки позиции истца, апелляция указала, что имеющие место публикации в СМИ о событиях пожара, явившихся поводом для возбуждения уголовного дела в отношении истца, не могут повлиять на размер компенсации морального вреда, предъявленного в порядке ст. 1070 ГК РФ, основанием для взыскания которого является реабилитация истца вследствие незаконного уголовного преследования. Кассационный суд согласился с выводами апелляционной инстанции, оставив ее решение без изменений.

Жалоба в Верховный Суд

В кассационной жалобе в Верховный Суд (документ имеется у «АГ») Степан Глазунов просил отменить решения апелляции и кассации и оставить в силе судебный акт первой инстанции. В жалобе было указано, что суд второй инстанции необоснованно, в нарушение процессуального закона привлек к участию в деле прокуратуру Свердловской области и перешел к его рассмотрению по правилам производства суда первой инстанции. Так, заявитель пояснил, что привлечение прокуратуры к участию в данном деле было заявлено на основании Приказа Минфина России и Генпрокуратуры РФ от 20 сентября 2009 г. № 12/3Н, который носит рекомендательный характер и не является нормой федерального законодательства.

В жалобе отмечалось, что права прокуратуры Свердловской области при вынесении судебного акта не были нарушены, поскольку в суде первой инстанции принимал участие помощник прокурора Верхотурского района, который как лицо, подчиненное прокурору Свердловской области, согласовывал с ним свою позицию. «Считаю, что апелляционная и кассационная инстанции проявили заинтересованность в деле в интересах прокуратуры Свердловской области, нарушив тем самым принципы справедливости, объективности и беспристрастности и нарушив мои права», – указал в жалобе Степан Глазунов.

В жалобе также отмечалось, что суды в оспариваемых судебных актах не приняли во внимание то, что многочисленные публикации работников СК и прокуратуры в СМИ, соцсетях, интернете представляли поведение истца как поведение малодушного, хитрого, трусливого человека, думающего только о своей выгоде. «Я не являюсь таким человеком, и мне было очень тяжело и обидно читать все эти публикации в отношении меня, где в комментариях на эти статьи простые люди обзывали меня разными оскорбительными словами, вплоть до нецензурной брони. Они же не могли не верить работникам прокуратуры, руководству СК, которое расследовало данное дела, а я не мог убедить каждого из них в ложности этих публикаций», – поделился в жалобе Степан Глазунов.

Заявитель привел примеры публикаций с указанием места и времени выхода статей. Он добавил, что это только часть того, что ему в ходе расследования уголовного дела и в ходе судебного следствия передавали люди: «Мне звонили мои знакомые, родственники и спрашивали меня, как так получилось, почему я проявил малодушие и не спас детей, а оставил их в горящей квартире умирать».

В жалобе подчеркивалось, что при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред. Поэтому, учитывая практику определения размера компенсации морального вреда в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности ЕСПЧ, судом первой инстанции обоснованно определен размер компенсации в размере 1,8 млн руб. Кроме того, по мнению заявителя, Свердловский областной суд необоснованно уменьшил размер понесенных расходов на оплату услуг адвоката, не приняв во внимание, что иск заявлен в порядке реабилитации.

Верховный Суд указал на допущенные ошибки апелляции

После изучения материалов дела Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ не согласилась с мнением апелляции о том, что вынесение судебного акта первой инстанции могло повлиять на права прокуратуры.

ВС отметил, что судебная коллегия областного суда не указала, вопрос о каких правах и обязанностях прокуратуры разрешен обжалуемым решением суда первой инстанции, в частности имело ли место ограничение или лишение решением суда каких-либо прав данного органа прокуратуры или возложение на него каких-либо обязанностей.

Верховный Суд разъяснил, что доводы указанных возражений о том, что участие представителя областной прокуратуры необходимо для предоставления суду информации о наличии оснований для компенсации морального вреда и о фактических обстоятельствах уголовного преследования, сами по себе не свидетельствуют о разрешении судом первой инстанции вопроса о каких-либо правах и обязанностях областной прокуратуры.

Так, ВС посчитал, что в обжалуемом апелляционном определении не указаны основания для перехода к рассмотрению дела судом апелляционной инстанции по правилам производства в суде первой инстанции и отмены решения суда первой инстанции. Суд согласился с доводом заявителя жалобы о том, что ссылка на совместный Приказ Генеральной прокуратуры РФ и Минфина России от 20 января 2009 г. № 12/3Н таким основанием являться не может, поскольку он не относится к указанным в ч. 1 ст. 1 ГПК федеральным законам, определяющим порядок гражданского судопроизводства.

Не согласился Верховный Суд и с выводами апелляции о том, что публикации в СМИ о событиях пожара, явившихся поводом для возбуждения уголовного дела в отношении истца, не могут повлиять на размер компенсации морального вреда, основанием для взыскания которого является реабилитация вследствие незаконного уголовного преследования.

Со ссылкой на п. 1 ст. 1070 ГК Суд разъяснил, что вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, возмещается за счет казны РФ, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта РФ или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

Обращаясь к п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 29 ноября 2011 г. № 17, Суд отметил, что при определении размера денежной компенсации морального вреда реабилитированному судам необходимо учитывать степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, иные заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе продолжительность судопроизводства, длительность и условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения, в котором лицо отбывало наказание, и другие обстоятельства, имеющие значение при определении размера компенсации морального вреда, а также требования разумности и справедливости. Мотивы принятого решения о компенсации морального вреда должны быть указаны в решении суда.

Верховный Суд посчитал ошибочным вывод апелляции о том, что при определении размера компенсации морального вреда учитываются только нравственные страдания, причиненные непосредственно действиями органов дознания и предварительного следствия, и не подлежат учету нравственные страдания, вызванные распространением и обсуждением в обществе информации о привлечении лица к уголовной ответственности за совершение преступления.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ пришла к выводу, что принятые по делу определения апелляционного и кассационного судов нельзя признать законными, в связи с чем отменила их, а дело направила на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Комментарий адвоката реабилитированного

Адвокат Ольга Дьячкова поделилась, что довольна тем, что Судебная коллегия ВС РФ признала ее доводы, изложенные в кассационной жалобе, убедительными и достойными внимания и удовлетворила их. Она отметила, что Верховный Суд подробно и доступно изложил, что является основанием для участия областной прокуратуры в качестве третьего лица по делам данной категории и в каких случаях апелляционная инстанция вправе отменить решение первой инстанции.

Ольга Дьячкова подчеркнула, что судьи ВС РФ согласились с ее доводами о том, что имеющие место публикации в СМИ о событиях пожара, явившиеся поводом для возбуждения уголовного дела, в том числе и той же прокуратуры Свердловской области, влияют на размер компенсации морального вреда и должны учитываться при определении его размера как нравственные страдания.

«К сожалению, в судебной практике по компенсации морального вреда как реабилитированным, так и иным лицам у нас полностью отсутствуют какие-либо методики по определению его размера, что и стало следствием вынесения судебных решений по аналогичным делам с определением размера компенсации морального вреда от нескольких тысяч до миллионов рублей», – прокомментировала адвокат. По ее словам, на Западе этот размер привязывают к утраченным доходам либо судебной практике ЕСПЧ по определению размера компенсации морального вреда за один день содержания под стражей или за один день, например нахождения на подписке о невыезде.

Адвокат обратила внимание на то, что Верховный Суд не дал оценки доводам о том, что участие в суде первой инстанции прокуроров районной прокуратуры не требует персонального привлечения к участию в деле отдельно областной прокуратуры. Также она отметила, что не дано оценки тому, что реабилитированное лицо имеет право на полное возмещение понесенных им судебных расходов, связанных с вопросами его реабилитации и компенсации ему морального вреда, в том числе и на оплату услуг адвоката, на подготовку соответствующих заявлений в судебные органы и на представление его интересов в судебных процессах.

В заключение Ольга Дьячкова отметила, что с учетом разъяснений, данных ВС РФ, определение может повлиять на судебную практику по аналогичным делам.

Адвокаты оценили позицию Верховного Суда

Адвокат АК «Гражданские компенсации» Ирина Фаст отметила, что Верховный Суд изложил очень важную и, самое главное, нужную правовую позицию. «К сожалению, из-за отсутствия в действующем законодательстве четких критериев определения размера компенсации морального вреда и конкретных цифровых ориентиров мы имеем дело с серьезной проблемой взыскания судами невысоких сумм, в частности по такой категории дел», – поделилась адвокат.

По мнению Ирины Фаст, пока на законодательном уровне решается вопрос о целесообразности утверждения специальных методических рекомендаций, Верховный Суд подобными судебными постановлениями, безусловно, снизит градус имеющейся в правоприменительной практике неопределенности.

Адвокат полагает, что распространение в различных СМИ и обсуждение в обществе информации о привлечении лица к уголовной ответственности за совершение преступления, бесспорно, доставляет реабилитированным лицам дополнительные нравственные страдания, характер и степень которых вытекают из занимаемого ими в обществе положения, высокой должности, популярности и иных факторов. «В 2020 г. ВС РФ обращал внимание нижестоящих судов на то, что незаконное уголовное преследование негативно сказывается на деловой репутации и этому следует давать надлежащую правовую оценку при определении размера компенсации. Однако зачастую действительно важные критерии, как в данном кейсе, игнорируются судами, в итоге взыскиваются формальные суммы», – указала Ирина Фаст.

Она подчеркнула, что данное определение является одним из немногих по данной категории дел, в котором дана конкретизация содержащейся в законе и давних разъяснениях ВС РФ общей формулировки «иные обстоятельства, имеющие значение при определении размера компенсации морального вреда. «Полагаю, что оно станет достойным ориентиром для судей и устранит возможные их сомнения», – заключила эксперт.

Адвокат, управляющий партнер АБ «FORTIS» Вячеслав Земчихин считает, что проблема компенсации морального вреда вообще и компенсации морального вреда за незаконное уголовное преследования в частности в настоящее время является крайне актуальной: «Не секрет, что суды первой инстанции зачастую значительно снижают требования по компенсации морального вреда. В приведенном случае, напротив, суд первой инстанции удовлетворил требования по компенсации практически полностью и в достаточно приличном размере. А вот суд апелляционной инстанции снизил размер компенсации аж в 18 раз! Суд кассационной инстанции поддержал это решение».

Вячеслав Земчихин обратил внимание, что определение ВС затрагивает как процессуальные нарушения, допущенные судами апелляционной и кассационной инстанций, так и нарушения норм материального права, которые касаются необоснованного снижения размера компенсации. «Надеюсь, тезисы, содержащиеся в определении Верховного Суда РФ, найдут свое отражение в новом апелляционном определении, и размер компенсации как минимум останется таким же, каким его установил суд первой инстанции, и как максимум требования реабилитированного лица будут удовлетворены полностью в сумме 2 млн руб.», – прокомментировал адвокат.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: