Zarooq Motors намерен потеснить монстров автопрома

Гендиректор Kiira Motors намерен потеснить на африканском рынке иностранные автоконцерны

Гендиректор Kiira Motors Пол Исаак Мусасизи уверяет, что его завод в пригороде столицы Уганды в 2018 г. сможет производить 7000 седанов и 37-местных автобусов под названием EV Smack в год. «Мы преодолели уже немало препятствий», – гордо говорит 36-летний инженер, глядя на небесно-голубой прототип купе, стоящий во дворе завода.

Однако перед проектом осталось еще немало барьеров, включая нехватку в стране электроэнергии, дорог и финансирования. Но на примере проекта Мусасизи можно будет проверить, получается ли у африканского технологического стартапа побороть трудности, с которыми сталкивается любая попытка наладить производство в Африке. «В автопромышленности конкурентная среда – одна из самых жестких [среди всех отраслей], – рассуждает Мусасизи. – Нужно все время быть нацеленным на успех, бесстрашным и преданным делу».

Раньше Мусасизи преподавал инженерное дело в угандийском Университете Макерере. Идеей электромобиля он заболел 10 лет назад во время поездки в Массачусетский технологический институт. Название проекту, Kiira, дано в честь гидроэлектростанции на Ниле, которая с начала века снабжает электричеством в том числе и завод Мусасизи. Он надеется, что его машины будут продаваться дешевле $20 000 и зададут жару импортным автомобилям, которые поставляются в Уганду через порты Кении и Танзании.

Не один Мусасизи хочет потеснить иностранных автогигантов вроде Nissan и Toyota, заполонивших своей продукцией Африку. К примеру, в соседней с Угандой Кении Mobius Motors с декабря производит машины, специально спроектированные для суровых местных дорог. На другом берегу континента, в Нигерии, с января Innoson Vehicles Manufacturing выпускает бюджетные коммерческие автомобили как из иностранных, так и из местных комплектующих.

Руководитель экономических исследований тоголезской Ecobank Group Ангус Дауни называет такого рода проекты признаком пробуждения Африки. Но тут же едко замечает, что приоритет стоит отдавать тем сферам, где у континента есть конкурентные преимущества: сельское хозяйство и пищевая промышленность. «Автомобилестроение – это капиталоемкие проекты. И откуда брать инвестиции? – интересуется Дауни. – В первую очередь тут нужно вкладываться в инфраструктуру, школы, здравоохранение».

Проблемы, которые приходится решать Kiira, демонстрируют, с какими трудностями сталкиваются все промышленники в Африке. Прототип, созданный сначала Мусасизи, требуется подзаряжать каждые 80 миль (около 130 км). И это в Уганде, стране, испытывающей дефицит электроэнергии. Так что следующие прототипы превратились из электромобилей в гибридные, которые ездят и на газе, чтобы не зависеть от электрифицированности страны.

Цены на Kiira задирают вверх те же сборы, из-за которых импортные машины в Уганде стоят дороже, чем в большинстве африканских прибрежных государств. Шасси и кузов гибрида производятся из местных материалов – металла и стекловолокна. Но вся электронная начинка, от фар до батарей, импортируется, а следовательно, весьма дорога.

Мусасизи надеется, что спрос со стороны Kiira подстегнет местных производителей: «С помощью автомобильных технологий Уганда станет лучше». Сейчас его проект ищет $400 млн для строительства нового завода в 70 км от столицы Уганды Кампалы, который позволит начать серийное производство гибридов и автобусов.

На африканском континенте автомобильная промышленность давно развивается в большей степени в ЮАР. Но сейчас она испытывает большие трудности из-за частых отключений электроэнергии и забастовок. Ford Motor, например, планирует начать сборку пикапов в IV квартале не в ЮАР, а в Нигерии.

Kiira надеется преуспеть там, где остальные потерпели поражение. Компания получила $51 млн от государства, которое мечтает о промышленном рывке. А президент Уганды Йовери Кагута Мусевени, возглавляющий страну с 1986 г., намекнул инвесторам, что проект Мусасизи неплохо было бы поддержать.

Уганда стала производить автокомпоненты в 1960-х гг. Потом гражданская война и плохое государственное регулирование убили индустрию. Мусевени отчасти сумел восстановить экономику, но до сих пор одна из главных его проблем – создать рабочие места для 80% угандийской молодежи.

Проект Kiira Анджело Изама, аналитик угандийской Fanaka Kwa Wote, называет попыткой оставить после себя хорошее наследие.

Но иностранцы тоже видят в автостартапе перспективы. В июне Kiira подписала меморандум с индийской автокомпанией Ashok Leyland о совместном производстве пассажирских минивэнов. Ведутся переговоры как минимум с двумя китайскими инвесторами. Kiira наняла инженерную компанию из Мичигана RLE International для помощи в развитии бизнеса. «Шаг за шагом мы движемся вперед», – оптимистичен Мусасизи.

Супервнедорожник за 27 миллионов рублей: названы цены Zarooq Sand Racer 500GT


Заинтересованные клиенты должны выложить за 525-сильный внедорожник компании Zarooq Motors не менее 450 000 долларов

Напомним, ещё в 2015 году представители компании заявили, что планируют выпускать «особенные суперкары, которые подойдут для любых дорожных условий, и призванные доставлять максимальное удовольствие от вождения».

Модель Zarooq Sand Racer 500GT – это «гремучая смесь» суперкара и багги. В моторном отсеке этого «монстра» расположен 6,2-литровый агрегат V8 LT1, который используют такие модели, как Camaro и Corvette. Отдача силового агрегата на арабской машине – 525 сил. Крутящий момент – 660 Нм. Помимо этого, автомобиль получил специальную завышенную подвеску.

Снаряженная масса экстремальной машины Zarooq Sand Racer 500GT составляет 1 300 килограмм. Привод – задний. В качестве трансмиссии используется гоночная 5-ступенчатая секвентальная коробка передач Weddle. В основе автомобиля лежит трубчатое шасси, при создании которого использовались гоночные технологии. За создание карбонового кузова отвечали специалисты ателье Mansory.

Заявленная максимальная скорость Zarooq Sand Racer 500GT – 220 километров в час. Причём, до такой скорости автомобиль способен разгоняться по любому покрытию, включая обычные дороги или песчаные дюны.

В компании рассказали, что ожидают получать от заинтересованных покупателей треть стоимости новинки при оформлении предварительной заявки. Оставшуюся сумму компания готова получать после выполнения заказа. Также известно, что на 525-сильный двигатель машины распространяется гарантия 2 года.

Запланированный тираж экстремального внедорожника Zarooq Sand Racer 500GT – 35 экземпляров. Помимо этого, для каждой модели предусмотрены различные варианты индивидуализации. В настоящее время производитель занимается сборкой пяти таких автомобилей. Первые поставки запланированы на конец текущего года.

Zarooq Motors намерен выйти на большой рынок

В настоящее время мировые лидеры автопрома настолько захватили рынок сбыта, что начинающим производителям там уже практически нет места. И все же порой находятся смельчаки, которые рискуют заявить о своем стремлении занять на автомобильном рынке собственную нишу.

Так, например, довольно молодое предприятие Zarooq Motors, представившее в 2015 году свою концепцию суперкара SandRacer, уже в ближайшее время намерено наладить серийный выпуск этого автомобиля. Столь смелый поступок оправдывают отличные качества легкого и быстрого SandRacer, гарантирующие беспроблемное движение как по городским дорогам, так и по песчаным пустыням.

Вес автомобиля, выполненного по большей части из углеволокна, составляет 1,2 тонны. Солидную мощность в 525 л.с. суперкару обеспечивает 6,2-литровый двигатель GM LT1 V8. Машина оборудована задним приводом, гоночным шасси и 5-ступенчатой коробкой передач Speed-grade Weddle.

Характерной особенностью SandRacer является возможность изменения водителем высоты подвески при 450 мм заводского дорожного просвета.

Немаловажным преимуществом суперкара является наличие в его блестящем салоне системы климат-контроля высокого качества. Кроме того, в автомобиле предусмотрен встроенный информационно-развлекательный центр последнего поколения.

Иными словами, презентуемый молодой перспективной компанией SandRacer автомобиль, который сочетает в себе роскошь, скорость и высокую проходимость, по праву может претендовать на покупательский спрос.

Свято место: китайский автопром в России потеснит американский

На рынок России выходит китайская компания GAC с брендом Trampchi. Китайцы намерены забрать на российском рынке долю компании Ford с объемом около 50 тыс. автомобилей в год. Глава концерна GAC уже заявил о планах по локализации производства в России. Производство GAC может быть налажено в Ленинградской области. В перспективах нового китайского бренда в России разбирались «Известия».

Подкатили к Ford

На открытии автосалона в Санкт-Петербурге китайская автокомпания GAC, как уже сообщали «Известия», объявила о выходе на российский рынок. Причем китайцы готовы инвестировать в организацию локального российского производства, и по их прогнозам они смогут продавать в России 50 тыс. автомобилей в год, об этом сообщил в Санкт-Петербурге президент GAC Motor Юй Цзюнь.

— Изначально мы планируем импортировать в Россию готовые автомобили, чтобы оценить реакцию рынка, а затем постепенно расширять продажи. Когда ожидаемые объемы продаж достигнут запланированного уровня, мы рассмотрим возможность строительства заводов в России или соседних странах (в партнерстве с местными российскими компаниями или самостоятельно). На данный момент существует несколько вариантов, — уточнила в беседе с «Известиями» Наталья Королева из внешней пресс-службы GAC в России.

Впрочем, источник, близкий к автокомпании, утверждает, что предварительные переговоры по выбору площадки для сборочного производства всё же состоялись.

— Могу сказать, что выбор конкретного места для производства пока не сделан, но по географии китайцев удовлетворяет именно Ленобласть, — рассказал собеседник «Известий».

В СМИ появилась информация, что GAC рассматривает возможность покупки завода Ford во Всеволожске, но это опровергли в китайской компании. В российском офисе Ford «Известиям» сообщили о заинтересованности нескольких инвесторов в покупке всеволожского завода, но назвать наименования заинтересованных брендов отказались.

Прямо сейчас купить автомобили марки Trampchi не получится, машины готовятся к прохождению строгих российских сертификационных испытаний, в том числе краш-тестов на Дмитровском полигоне под требования российской системы экстренного реагирования на ДТП «ЭРА-ГЛОНАСС». Китайцы ведут активный диалог с дилерами на тему сотрудничества, чтобы уже к сентябрю автомобили появились в автосалонах.

Богато, но недорого

Первым в продаже появится флагманский семиместный внедорожник GS8. Китайцы позиционируют его как автомобиль люкс-сегмента рынка, по дизайну, размерам и общей эстетике это своеобразная интерпретация внедорожника Toyota Land Cruiser 200. Модификация для России будет оснащена многорежимной полноприводной трансмиссией, то есть уже в базе это будет внедорожник, а не «монопривод», как очень часто любят предлагать китайцы. Машина довольно новая даже для китайского рынка, продается всего три года, базовая цена GS8 — 160 тыс. юаней, что составляет примерно 1,6 млн рублей, в максимальной комплектации машина стоит уже 220 тыс. юаней (около 2,2 млн рублей).

Премьера кроссовера GAC Trumpchi GS5 на Парижском автосалоне, 2 октября 2018 года

Вторая новинка — большой бизнесвэн GM8, для которого доступна даже такая немассовая опция, как кресло оттоманка (позволяет принять полулежачее положение). Собственно, именно с Азии пошла мода использовать минивэны в качестве представительского автомобиля в корпорациях. У китайцев, к слову, особенно ценится то, что в просторный салон с высоким потолком они могут входить не пригибаясь. Хоть в основе автомобиля лежит старая итальянская платформа Fiat, по оснащению GM8 демонстрирует максимальные возможности GAC. В оснащение входят кожаные кресла, трехзонный «климат», электроприводы открытия боковых дверей, мультимедиа с девятидюймовым экраном, собственные дисплеи у задних пассажиров, панорамное остекление крыши, адаптивный «круиз», светодиоды в фарах, камеры по кругу и прочее. Цена минивэна в Китае — от 170 тыс. юаней (около 1,65 млн рублей).

Внедорожник Zarooq Sand Racer выйдет на гонки в пустыне

Длина — 4200 мм, ширина — 2084, высота — 1220, колёсная база — 2820 мм. Снаряжённая масса варьируется в пределах 1000–1050 кг. Развесовка по осям — 40:60 в пользу задней. Угол въезда — 45°, съезда — 53°, рампы — 25°. Клиренс равен 315 мм.

Базирующаяся в Объединённых Арабских Эмиратах компания Zarooq Motors в январе 2016 года представит спортивный внедорожник Sand Racer собственной разработки. Это будет первый серийный кроссовер, произведённый в ОАЭ. Машина изначально создаётся для гонок по пустыне, но получит доступ на дороги общего пользования и обещает стать практичной на каждый день. Тираж первой партии ограничен двадцатью экземплярами, цена автомобиля — около $100 000.

Кузов изготовлен из стекло- и углеволокна. Заглянуть в салон пока нельзя, но известно, что интерьер спартанским не будет: заявлены климатическая установка, мультимедийная система, подстаканники и многое другое.

Двигатель прототипа расположен на корме — это «шестёрка» 3.5 (308 л.с., 371 Н•м), работающая в паре с шестиступенчатым «автоматом». Позже Zarooq Motors обещает оснастить кроссовер моторами мощностью 400 и 500 л.с. Sand Racer будет задне- и полноприводным, появится и электрическая версия, а также длиннобазная модификация с четырьмя сиденьями (сейчас их два). Интересная деталь: руль благодаря укороченной рейке делает от упора до упора лишь 1,7 оборота.

Компания приобрела неподалёку от Дубая 40 гектаров земли, где построит центр Dubai Off-Road Racing Track со школой повышения водительского мастерства. Гоночный трек формой повторит слово «Дубай» на арабском языке и будет открыт в октябре 2016 года.

Своё название фирма Zarooq «заимствовала» у ядовитой песочной змеи зериг. Руководит компанией, созданной в этом году, Мухаммед Аль-Кади — известный в ОАЭ раллист с 15-летним стажем. Помогает ему француз Бруно Лаффит — племянник Жака-Анри Лаффита, участника трёх Формул и чемпиона двух. Бруно идёт по стопам дяди. Не чужд автоспорту и британец Янис Марделл, специалист по консалтингу. Кроме того, партнёром по проекту выступает испанская команда Campos Racing. «У нас нет задачи стать крупным производителем. Мы хотим показать миру, на что способны, заняв определённую нишу и создавая инновационные и надёжные автомобили», — заявил Аль-Кади. По его словам, когда внутренний рынок ОАЭ будет насыщен внедорожниками Sand Racer, возможны поставки машин в другие страны.

Ссылка на основную публикацию