Вы можете стать владельцем яхты клавишника Pink Floyd

Яхту основателя Pink Floyd можно купить

Яхта Evrika, которая на протяжении четверти века была собственностью Рика Райта, клавишника и основателя легендарной рок-группы Pink Floyd, выставлена на продажу.

Яхта была создана в 1982 году в Финляндии по проекту известной студии Sparkman & Stephens. За основу лодки был взят стандартный корпус Swan 65 длиной 20 метров. На борту судна, сочетающего стильный дизайн с практичностью, расположены четыре двухместные каюты. Одна из них оборудована ванной комнатой и предназначена для хозяина. В камбузе имеется все необходимое для приготовления разнообразных блюд, включая газовую плиту с грилем и холодильник для хранения продуктов. Хорошо продумана столовая зона с U-образной конфигурацией, позволяющая рассадить за обеденный стол всех пассажиров одновременно.

Рок-музыканты частенько отдыхали на этой яхте

Первый владелец лодки в течение двух лет довольно успешно участвовал на ней в регатах. В 1984 году лодку приобрел Райт. Знаменитый музыкант, прослывший отличным яхтсменом, исходил на судне Средиземное и Карибское моря вдоль и поперек. Любитель шумных компаний и бесконечно гостеприимный Рик часто устраивал на яхте яркие вечеринки с бесплатной выпивкой, о которых многие вспоминают до сих пор. Пять лет назад владельцем лодки стал Ричард Литтл.

В 2007 году палуба, имеющая тиковую отделку, прошла реставрацию. Крупное переоснащение судового оборудования было проведено в 2012 году. При этом основная часть конструкций лодки все же сохранилась в оригинальном виде.

Приобрести эту прекрасную яхту и прикоснуться к легенде можно всего за 450 тысяч долларов.

Ледокол Тинькова. Зачем банкиру первая в мире яхта, способная плавать в Антарктике

Олег Тиньков ехал на мотоцикле из американского городка Беркли в Сан-Франциско, он возвращался с дня рождения друга, где выпил водки. На одном из поворотов он не рассчитал скорость, и его ярко-желтый Ducati Monster вылетел с трассы прямиком к океану. Придя в себя, Тиньков обнаружил, что фаланга одного из пальцев буквально болтается на перчатке. Это произошло летом 1999 года. «Я весь переоперированный: колени, плечо, шея, — признается Тиньков спустя 20 лет. — Жена говорит, что уже пора сбавлять обороты».

К травмам бизнесмену действительно не привыкать. И речь не о вождении в нетрезвом виде. В начале 2000-х Тиньков занялся фрирайдом, который в своей автобиографии называет «одним из самых опасных для жизни видов спорта». Альпийские склоны быстро наскучили бизнесмену, он открыл для себя хели-ски: с помощью вертолетов фрирайдеры могут добираться до непокоренных высот по всему миру. Тиньков катался на Аляске, в Чили и Патагонии, но больше всего полюбил Камчатку, где с 2012 года проводит несколько недель в году. Компанию ему составляют известные бизнесмены. В 2015 году к нему и его партнерам по Тинькофф Банку в экспедиции по Курилам присоединился основатель Baring Vostok Майкл Калви. А в январе 2020 года в команде миллиардера, проехавшей на лыжах и велосипедах 50 км до Южного полюса, был еще один участник списка Forbes Леонид Богуславский (№95). «Я из Сибири, но Южный полюс — это реально жесть, — признает Тиньков. — Намерзся на многие годы вперед».

В 2016 году Тиньков вернулся из очередной поездки на Камчатку и наткнулся на каталог голландской верфи Damen. В России Damen совместно с «Роснефтью» разрабатывает проект кораблей для снабжения ледостойких нефтегазовых платформ. А в каталоге, попавшем в руки Тинькову, оказалась презентация прототипа 75-метровой яхты SeaExplorer, созданного в сотрудничестве с американской компанией Eyos Expedition, организовывающей экспедиции в самые удаленные уголки планеты. Лодка относилась к категории эксплореров, чья популярность на яхтенном рынке в последние годы набирает обороты. «Спрос на эксплореры активно растет благодаря более молодым владельцам, которые хотят исследовать на яхте нетрадиционные места, например Аляску или Галапагос», — объясняет основатель Yacht Harbour Дмитрий Семенихин. По его словам, отличительная особенность таких лодок — возможность долго находиться в пути без дозаправки в портах. «Еще одна способность — преодолевать большую волну и лед, хотя бы частично», — добавляет Семенихин. Сейчас, по его словам, в мире насчитывается 40 подобных лодок, учитывая те, что находятся в разработке. Среди спущенных на воду — 72-метровая Cloudbreak, владельцем которой называют миллиардера Александра Светакова.

Тиньков загорелся идеей и стал, как он говорит, первым заказчиком SeaExplorer. «Это первый в мире частный ледокол», — уверяет Тиньков. Ледоколом его лодку можно назвать с натяжкой, скорее яхтой ледового класса. Благодаря укрепленному корпусу она способна ломать лед, но тонкий, до 30–40 см. Кроме того, на лодке, способной 40 дней плавать автономно, есть батискаф, который позволяет исследовать морские глубины, четыре водных мотоцикла, два снегохода и два вертолета. В прототипе предполагалось посадочное место только для одного вертолета. Чтобы разместить второй, пришлось увеличить лодку до 77 м.

Яхту с одним вертолетом нельзя называть эксплорером, утверждает Тиньков, она не подходит для экстремальных экспедиций. «Представь, что ты находишься где-то на островах Папуа — Новая Гвинея, — объясняет он. — Забрался на какую-то гору, а у тебя заглох двигатель вертолета. А до ближайшего аэропорта 10 часов полета. И даже если там есть вертолет, то он не сможет столько пролететь и спасти тебя». В каких-то местах второй вертолет — это обязательное условие, например, в Патагонии хели-ски разрешено только при наличии основного и запасного вертолетов.

Тиньков не раскрывает, во сколько ему обошелся SeaExplorer, ограничиваясь тем, что стоимость превысила €100 млн. «Есть понимание, что один метр — это один миллион евро. Я могу одно лишь сказать: это понимание сильно устарело», — говорит Тиньков. «В зависимости от стоимости отделки цены на эксплореры длиной около 70 м и более могут составлять €55–75 млн. Более крупные лодки, достигающие 100 м и более, могут стоить €100–150 млн», — говорит Семенихин.

Зачем миллиардеру эксплорер? «Это яхтинг, но совершенно другой, — объясняет Тиньков. — Это про исследования, а не про то, как пить мартини и понтоваться в Сен-Тропе». По его словам, Средиземноморье и Карибы, популярные у российских владельцев яхт, — это всего 5% мирового побережья. А на остальных 95% почти никого нет. «Я недавно был на Мадагаскаре. Ближайшая яхта находилась в 1000 км», — вспоминает Тиньков. Сам он планирует проводить на лодке около 20 недель в году, а все остальное время сдавать ее. Его эксплорер — часть проекта La Datcha: Тиньков сдает в аренду состоятельным людям четыре своих дома, в которых сам проводит всего несколько недель в году: в Куршевеле, Валь-Торансе, Астрахани и Форте-деи-Марми. Пятую La Datcha Тиньков строит в Мексике.

Вы можете стать владельцем яхты клавишника Pink Floyd

За блеском звучных имён, за массовым успехом и многомиллионными продажами легендарных альбомов часто скрываются те таинственные жемчужины, чей блеск незаметен среди ярких огней. Но если внимательно приглядеться, эти скрытые сокровища можно отыскать и убедиться, что они абсолютно не уступают признанным большинством ценностям. Сегодня мы поговорим об одной из этих жемчужин, созданной тихим, незаметным человеком, чья фигура всегда находилась несколько вдали за спинами своих не менее талантливых коллег. Но без этой фигуры не было бы той музыки, которую многие из нас так любят.

Ричард Райт известен поклонникам рок-музыки (особенно любителям прогрессивного рока), но больше в роли «клавишника группы «Pink Floyd», что не всегда играло в его пользу. Да, Рик был клавишником «PF», но помимо этого он был самостоятельным артистом, хоть и не с обширной дискографией.

Когда речь заходит о «PF», на ум приходят три фамилии: Уотерс, Гилмор, Баррет. И если замалчивание фамилии Мейсона ни у кого не вызывает чувства несправедливости, включая самого Мейсона, то те, кто открыл для себя Райта всегда будут думать: «А как же Рик? Неужели в составе группы он всего лишь был одним из?».

На самом деле, в первые годы карьеры Floyd, Рик был чуть ли не вторым после Сида и вместо изгнанного Баррета мог бы стать лидером коллектива. Но натура Райта, в отличие от деловитого Уотерса и креативного Гилмора, не позволила ему взять бразды правления в свои руки: он всегда оставался своего рода катализатором между упомянутым выше дуэтом лидеров, как в творческих, так и в личных отношениях. Подумайте, как бы звучали такие пластинки, как «Dark Side of the Moon» или «Wish your were here», не будь там Райта?

Всем известна история «PF» после 1975 года, когда Уотерс стал доминировать. Это не могло не сказаться на остальных участниках, и после мрачной работы «Animals» (1977), гитарист Дэвид Гилмор и клавишник Рик Райт временно ушли в сольное плавание, выпустив в 1978 году первые релизы под своими именами.

22 сентября 1978 года на прилавках магазинов появился альбом «Wet Dream», украшенный очередной впечатляющей работой дизайнерской студии «Hipgnosis». Чего же мы ждём от клавишника в его сольном альбоме? Наверняка, каких-то сложных инструментальных пассажей, джемов, заигрываний с классикой, но ничего из вышеперечисленного мы не получим. Если попытаться нацепить на альбом какую-то жанровую метку, то это будет коктейль из софт-рока и мелодичного джаза. При этом композиторское мастерство Рика не позволяет поставить данную работу на одну полку с джазом (слишком просто) или с музыкой для холлов дорогих отелей (слишком сложно).

Мне «Wet Dream» кажется «домашним альбомом», даже хорошо, что Рик не давал концертов в его поддержку, ведь подобные записи лучше слушать либо одному, либо с близким человеком. Создаётся подходящая атмосфера: музыка мягко обволакивает, но при этом в ней пульсирует некий нерв, не тот бьющийся в агонии сгусток творческих идей Уотерса (не в пику Роджеру сказано), а энергетический поток, не позволяющий тебе воспринимать музыку лишь как часть общего шумового фона. Сольный альбом Рика был даже больше Флойдом (если брать Флойд 70-х), чем то, что намеревался создать Уотерс (тогда «Стена» уже начинала строиться).

После знакомства с творчеством Рика у меня сложилось впечатление, что он всегда мог сделать несколько больше, что в его музыке что-то не досказано. Может быть, в предсмертном альбоме, работа над которым прервалась, мы могли бы услышать все утаенное, но, увы, рок оказался сильнее.

Но вернёмся на 30 лет назад. Конец 1978 года, а продажи «Wet Dream» не утешительны. К сожалению, даже время не позволило этой записи раскрыться: в начале 90-х альбом был переиздан на CD и всё равно остался без внимания широкой публики, и я не исключаю, что сейчас о нём знают только фанаты «Pink Floyd». Может, время еще не пришло?
«Wet Dream» глубоко пропитан теми условиями, в которых он создавался. А создавался он на острове Родос, куда Рик переехал жить вместе с женой. Средиземное море, тёплый воздух, прогулки на яхте – казалось бы, умиротворяющая атмосфера. Но я уже говорил вам о том незаметном нерве в музыкальной палитре Райта – его возникновению способствовали возникшие тогда семейные неурядицы с женой Джульетт.

Этот талантливый пианист никогда не воспринимал себя как автора текстов, хотя Ник Мейсон был несколько иного мнения относительно возможностей Рика как текстовика, поэтому на первом релизе слов не так уж и много. Балом правит музыка, и, как бы парадоксально это не звучало, роль Рика именно как исполнителя этой музыки, далеко не ведущая.

«Как же так?» – спросите вы. Очень просто. Даже на своей сольной работе Рик не выдвигал себя на передний план, создавая музыкальную единицу по типу «Райт + остальные». Очень большой вклад внёс саксофонист Мел Коллинз: приглашённый только для записи трека «Waves», Коллинз был так увлечён сотрудничеством с нашим героем, что помог ему записать весь альбом. Рик и сам умел играть на саксофоне, но не настолько хорошо, и он всегда симпатизировал джазменам, играющим на духовых, а не клавишных инструментах. В частности, вступление к знаменитой «The Great Gig In The Sky» было написано под впечатлением от альбома Майлза Девиса «Kind of Blue» (1959).

Второй фигурой в команде Райта наравне с Коллинзом был гитарист Сноуи Уайт сыгравший воздушные гитарные пассажи в «Mad Yannis Dance», «Drop In From The Top» и «Against The Odds».

Ритм-секцию взяли на себя Лэрри Стил (бас-гитара) и Рег Исадор (ударные), решившие слегка побаловаться в последнем фанковом треке пластинки. Не бойтесь, клавиши никуда не делись: Рик уверено выстраивает инструментальный мотив, позволяя остальным музыкантам развернуться, но и сам не упускает возможности блеснуть мелодичным «чёрно-белым» проигрышем.

Из трёх альбомов Райта «Wet Dream» является моим любимым. В 80-е годы Рик не особо радужно отзывался об этом альбоме (видимо, в его голове тогда был «Zee»), но в 1996 после выхода третьей сольной работы «Broken China» произнёс: «Альбом «Wet Dream» был довольно дилетантским. Он был не очень хорош, да и лирика не была сильна, но иногда я думаю, что кое-что необычное в этом есть. Сейчас он мне по-настоящему нравится».

Не исключено, что мы ещё услышим черновые записи с нереализованного альбома Райта, но даже без них он останется в сердцах любителей музыки замечательным музыкантом и просто приятным и скромным человеком.

Закончить хотелось бы ещё одной цитатой из интервью Ричарда Райта: «Бывало, что я сидел на репетиции или на саундчеке и что-то играл, слегка импровизировал, а Дэвид подойдет и скажет: «Что это было? Это здорово!», а я говорю: «Понятия не имею, я не смогу повторить». Для меня играть музыку – похоже на медитацию. Я что-то играю и не знаю ни откуда это появилось, ни почему мои руки сделали то, что сделали – я только позволяю этому выйти наружу. И такие мгновения действительно драгоценны».


Ссылка на основную публикацию