Военный «Вирус»-внедорожник от поляков

Поляки создали военный «Вирус»

Легкий армейский внедорожник LPU-4 Wirus представлен сегодня на международной выставке военной техники MSPO-2017. Внедорожник, кстати, уже четвертого поколения, является совместным проектом польских компаний Polski Holding Obronny Sp. z o.o. и Concept Sp. z o.o.

Модель LPU-4 Wirus получила открытый кузов, крепящийся к трубчатому каркасу из хромомолибденовой стали. Еще доступны боковые и задняя двери из композитных материалов, из которых также изготавливаются панели, способные заменить стандартный брезентовый верх. Сиденья оснащены пятиточечными ремнями безопасности.

Грузоподъемность автомобиля составляет 900 кг, а полная масса – 2 600 кг. Машина оснащается турбомотором объемом 2,4 литра с отдачей 180 л.с. и 430 Нм крутящего момента. Двигатель сочетается с шестиступенчатой механической коробкой передач и помимо обычного топлива, способен работать на авиационном с маркировкой F-34.

Трансмиссия Wirus может работать в различных режимах: заднеприводном, полноприводном, полноприводном с заблокированным центральным дифференциалом и полноприводным с понижающим рядом. Топливный бак объемом 75 литров обеспечивает запас хода по шоссе — 600 км с максимальной скоростью 160 км/ч, или по местности – до 400 км (100 км/ч).

Кроме того, внедорожник удовлетворяет ряду требований польских военных. Например, клиренс LPU-4 Wirus превышает 250 мм, автомобиль способен двигаться на протяжении 25 минут минимум на подъемах крутизной 35 градусов и уклонах 25 градусов. Автомобиль без подготовки может преодолевать брод глубиной 0,5 метра, ров шириной 0,6 метра и стенку высотой 0,3 метра.

Днище машины обладает антиминной защитой STANAG 4569 Уровень 1. Армейский внедорожник оснащается 15-дюймовыми колесами с run-flat шинами. Список оснащения также включает электрическую лебедку и радиосвязь с дальностью до 150 километров.

Кстати, накануне портал “Колеса.ру” рассказывал про линейку экстремальных внедорожников от “Группы ГАЗ”. Возможно, в будущем один из них мог бы стать базой для армейской машины.

Штамм U. Трагедия доктора Устинова.

С 1994 года полное наименование учреждения в Кольцово – государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор», или ГНЦ ВБ «Вектор». Основан он был в 1974 году, а основателем и главным действующим лицом проекта стал Лев Степанович Сандахчиев (1937-2006), крупный ученый в области вирусологии, академик РАН.

Как обычно это бывает, практически любое советское учреждение, занимавшееся вирусами и болезнетворными бактериями, должно быть обвинено западными СМИ в разработке наступательного биологического оружия.

Академик РАН и основатель “Вектора” Лев Сандахчиев

Журналист The Washington Post Дэвид Хоффман в книге «Мертвая рука» напрямую указывает на эту специфику работы «Вектора». Документальное произведение Хоффмана имело на Западе столь большой успех, что даже удостоилось Пулитцеровской премии.

О программе разработки биологического оружия пишет и бывший советский ученый Канатжан Алибеков в паре с Стивеном Хендельманом в резонансной книге «Осторожно! Биологическое оружие». По мнению данных авторов, НПО «Вектор» был одним из важнейших элементов советской программы разработки биологического оружия, получившей название «Биопрепарат».

Курировало программу создания биооружия 15-е управление МО СССР. Стоит заметить, что никто из руководства «Вектора» никогда не упоминал о разработках биооружия – Лев Сандахчиев до конца дней отрицал эту возможность.

Однако в 1999 году начальник Управления по биологической защите МО РФ генерал-лейтенант медицинской службы Валентин Евстигнеев в интервью сборнику «Ядерный контроль» рассказал, что 15-е управление МО РФ (СССР) только в 1992 году закрыло все программы по разработке наступательного биологического оружия.

По его словам, вся работа 15-го управления была направлена на моделирование биологического оружия на основе разведданных из-за границы. Такая вот расплывчатая формулировка.

НПО “Вектор”, Кольцово

Одним их направлений работы «Вектора» была линия исследования и культивирования вируса Марбург, который относится к смертоносному «семейству» Эболы. Название вирус получил в честь университетского города Марбурга, расположенного недалеко от Франкфурта. Именно туда в 1967 году завезли зеленых мартышек из Центральной Африки, от которых неизвестной болезнью заразился смотритель питомника. Он промучился две недели и скончался.

Позже погибли еще несколько сотрудников лаборатории, использующих клетки почек обезьян для выращивания вакцины. Специфика действия Марбурга на человека ужасна – он провоцирует по всему телу кровоизлияния, фактически растворяя человека в собственной крови. Родственниками вируса (филовируса) геморрагической лихорадки Марбурга (Marburg marburgvirus) являются Эбола с разновидностями Бундибуго, Заир, Судан, Тай и Рестон. Названия этим «существам» давали либо по месту обнаружения, либо по наименованию лаборатории, в которой удалось вирус идентифицировать.

Смертность от Марбурга и ему подобных в некоторых случаях может достигать 70%, но средний показатель около 45%. Это относит их к категории «экстренных и чрезвычайных вирусов».

В Советском Союзе Марбург оказался ориентировочно в 1977 году и сразу попал под пристальное наблюдение ученых.

Появился в стране, конечно, не естественным путем, а был приобретён по разведывательным каналам, предположительно, в Германии.

В это время у нас работали с большим спектром возбудителей геморрагической лихорадки – Крымско-Конгским вирусом, Хунин из Аргентины и боливийским Мачупо. Непосредственно в Кольцово работу по Марбургу возглавлял кандидат медицинских наук Николай Васильевич Устинов, который в 1988 году проводил серию опытов с кроликами и морскими свинками. Специфика экспериментов была в постоянном увеличении концентрации впрыскиваемого вируса и наблюдении за реакциями умирающих животных.

В один из апрельских дней Устинов работал с морскими свинкам в специальной перчаточной камере, но не уберег себя от укола большого пальца иглой шприца.

С самого начала у исследователя практически не было шансов на выживание – концентрация вируса Марбург, попавшая в кровь, в несколько раз превышала любые допустимые нормы.

Как оказалось, соответствующей сыворотки в «Векторе» не было, а ближайшая находилась в подмосковном Сергиевом Посаде в Институте вирусологии МО. По любым раскладам, прошло бы не менее суток, пока инфицированному Устинову поставили бы сыворотку, а для Марбурга это целая вечность.

Теории о том, почему произошло это ЧП, разнятся. В одном случае говорят, что медик не зафиксировал морскую свинку перед введением вируса, и это привело к случайному уколу.

Во второй версии вину возлагают на лаборанта, которая толкнула Устинова в локоть в момент впрыскивания содержимого шприца в кожную складку морской свинки. Рука дернулась и проколола два слоя перчаток, на пальце проступила кровь.

По третьей версии, Николай Васильевич вместе с лаборантом проводили очень сложную процедуру: брали кровь у морской свинки, которая была заражена вирусом Марбург. По неосторожности лаборант проткнул животное насквозь иглой от шприца, и эта же игла прошла через резиновые перчатки и оцарапала Устинову руку.

Далее Николай Устинов действовал по инструкции – вызвал диспетчера, принял душ и вышел к медикам, которые успели облачиться в защитные костюмы. Далее изолирующий бокс в больнице на территории комплекса зданий «Вектора» и три недели мучений.

Безусловно, Устинов отлично понимал, что случилось и какие фатальные последствия его ждут, но, когда ему все-таки ввели сыворотку из Москвы, он на некоторое время смог поверить в благоприятный исход. Хроника течения болезни подробно документировалась и осталась в архивах «Вектора». Через два дня несчастный стал жаловаться на тошноту и головную боль – в организме развивался токсический шок от метаболитов вирусов.

Непосредственно клинические признаки геморрагической лихорадки появились на четвертый день в виде кровоизлияний под кожей и в глазных яблоках. Неизвестно, получал ли Устинов сильные обезболивающие, но он регулярно терял сознание на несколько часов. При этом он смог найти в себе силы и записывать свои ощущения во время течения болезни.

Это, безусловно, уникальный случай, подтверждающий героизм исследователя. До сих пор ничего не известно о том, что в этих записях: они засекречены. По истечении десяти дней наступил период временного облегчения, у больного прошли рвота и боли.

Но уже через пять дней состояние резко ухудшилось – кожа истончилась, кровоподтеки стали темно-фиолетовыми, а кровь стала просачиваться наружу. Теперь Устинов писать не мог, долгое время находился в бессознательном состоянии, сменяющимся бредом. 30 апреля Николай Васильевич Устинов скончался…

В пробах крови, которые забирали у умирающего, оказался новый штамм вируса, гораздо более устойчивый, чем все остальные, полученные в лабораторных условиях. Специалисты «Вектора» выделили штамм в новую линию, которой дали имя U — в честь погибшего исследователя.

Легенда из уст «перебежчика» Канатжана гласит, что уже к 1989 году штамм U вируса Марбург был готов для испытаний в качестве биологического оружия. Якобы Лев Сандахчиев лично просил разрешения на их проведение на базе полигона в Степногорске (Казахстан).

После испытаний двенадцать несчастных обезьян в течение трех недель погибли, что подтвердило успешность работы. К концу 1990 году исследования в «Векторе» привели фактически к созданию биологического оружия на базе вируса Марбург, оставались только небольшие доработки по достижению необходимой концентрации на время боевого применения.

Но наступившая эпоха разрухи и безденежья поставила крест на этой и других разработках. Однако гибель Николая Устинова от сверхопасного вируса не была уникальной — в дальнейшем несколько человек в стенах «Вектора» положили свои жизни и здоровье на алтарь военной биологии.

Часть производственных и лабораторных помещений “Вектора” сейчас заброшена

ABTOBCE › Блог › Идеальный автомобиль для Апокалипсиса

Тяжелая форма ожидания Апокалипсиса оборачивается собиранием арсенала в духе Сары Коннор и строительства бомбубежища подальше. Вопросу о том, как добираться до него уделяется не меньше внимания. Попробуем посмотреть на мир глазами этих эммм… странных людей и представить их идеальный авто?

На свете не так мало людей, считающих, что Апокалипсис это, как минимум, что-то весьма реальное. И далеко не все думают, что, услышав трубный глас, нужно лечь на землю и ползти в сторону кладбища. Многим приходит в голову, что Земля большая, и даже в случае катастрофы планетарного масштаба найдется тихое местечко, в котором можно отсидеться. В этом есть своя логика. Как бы ужасно ни звучало словосочетание «конец света», можно напрячься и представить, как оно будет в действительности. Вариант мгновенного уничтожения всей планеты сразу отметаем, как неинтересный. Остается Армагеддон — последняя битва добра со злом.

Такие настроения породили целую «выживальщицкую индустрию» с самой настоящей субкультурой. Более менее безобидные варианты ограничиваются освежением навыков следопытства и туризма, полученных во времена пребывания бойскаутов. Тяжелая форма оборачивается собиранием арсенала в духе Сары Коннор и строительства бомбубежища подальше. Вопросу о том, как будут добираться до него эти забавные люди уделяется не меньше внимания. Попробуем посмотреть на мир глазами этих эммм… странных людей и представить их идеальный авто?

Для начала согласимся, что для Армагеддона больше подходит автомобиль, а не мопед, катер или самолет. Последние два не катят, так как с мировой стихией будет происходить нечто слабо прогнозируемое. Мопед или мотоцикл тоже не очень. Конечно, многие так и видят конец света — последний оставшийся человек (естественно, он сам, но без пуза и похожий на Тома Харди) катит на Harley Davidson к пылающему горизонту. Однако двухколесные транспортные средства не могут везти груз и плохо защищают владельца. Итак — автомобиль.

Примеров автомобилей, построенных по случаю грядущего Апокалипсиса, море. Если погуглить, обнаруживаются самые монструозные варианты, от танков и армейских тактических автомобилей до ублюдочного вида багги в стиле «Безумного Макса». Так то же больше подходит для бегства в разгар Апокалипсиса?

Во-первых, стоит понять, к чему вы готовитесь. Собиратесь ли вы бежать из города, как во время землетрясения? Планируете участвовать в боестолкновениях? Хотите использовать автомобиль как убежище? Где будете прятаться: в пустыне, в горах или в лесу?

Ссылка на основную публикацию