В Великобритании есть авторазборка Rolls-Royce и Bentley

Англия может лишить россиян Rolls-Royce, Bentley, виски и «Нурофена»

Rolls-Royce и Bentley, виски и «Нурофен» встанут в очередь на импортозамещение, если Россия пойдет традиционным путем и ответит на санкции Лондона продовольственным эмбарго

Из-за отравления экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии Соединенное королевство высылает 23 дипломата, бойкотирует чемпионат мира по футболу, обещает найти альтернативу российскому газу и заморозить государственные активы России. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что ответные меры Лондону долго ждать не придется, Владимир Путин выберет вариант «наиболее соответствующий интересам страны». Опыт есть. На крымские санкции США и ЕС ввела продовольственный эмбарго. Турция за сбитый российский бомбардировщик временно лишилась возможности поставлять помидоры и принимать чартеры с туристами.

Доля Соединенного королевства в структуре внешней торговли России сравнительно невелика — 2,2% от общего товарооборота. Но за последний год, во многом благодаря ослаблению фунта, торговые связи между странами укрепились. По данным таможни, Туманному Альбиону в 2017 году поставили товаров на 8,7 млн долларов США, что на 25% больше, чем в 2016-м. Британцы ввезли в Россию на вдвое меньшую сумму — 4 млн долларов (+18%). Всего Россия и Великобритания за прошлый год обменялись продукцией на сумму 12,7 млрд рублей, что на 23% больше, чем в 2016-м.

Тереза Мей грозила перекрыть российский газ неспроста. Львиная доля отечественного экспорта — это сырьевые поставки. Только трубопроводного газа Россия продала британцам на 2,85 млн долларов (примерно треть всего объема поставок). С нефтепродуктами скромнее — 1,7 млрд долларов. Россия вывозит в Соединенное королевство продукцию химической промышленности, драгоценные металлы и камни. Доля последней категории в структуре экспорта выросла на треть — с 12 до 18,5%.

Таким образом, от британских санкций могут пострадать крупнейшие госкорпорации, а значит, бюджет рискует недосчитаться налогов. А вот если Кремль решит ответить привычными контрмерами, проиграет, скорее всего, средний бизнес и потребитель. Позиции британских брендов традиционно сильны на рынке предметов роскоши и крепких спиртных напитков.

Почти половина британского импорта (47%) – это машины, оборудование и транспортные средства. К примеру люксовые Rolls-Royce и Bentley, хотя и принадлежат немецким концернам BMW и VW, по-прежнему выпускаются на территории Соединенного королевства. Количество проданных в России машин сравнительно невелико (85 и 235 авто в 2017 году соответственно), но поскольку цены на них могут достигать десятков миллионов рублей, потеря для их партнеров будет довольно ощутимой.

Из Великобритании везутся также и комплектующие, причем не только для сверхдорогих моделей. Например, в адрес петербургского завода Nissan ежегодно доставляется около тысячи 20-футовых контейнеров в год – четверть всего импортного потока, сообщила компания. Туманный Альбион также является одним из крупнейших импортеров спецтехники. В частности, спросом в России пользуются собранные там экскаваторы-погрузчики JCB и Caterpillar.

Британия также поставляет высокотехнологичную продукцию. К примеру, при производстве отечественного научного спутника «Михайло Ломоносов» использовалось, в частности, оборудование и программное обеспечение британской компании SST.

Треть британского импорта — это изделия химической промышленности, в том числе фармацевтическая продукция. В 2017 году было ввезено лекарств примерно на 600 млн долларов. В Великобритании производится популярное обезболивающее «Нурофен» и детский сироп «Панадол». Но россияне без них проживут, уверяют эксперты – есть отечественные аналоги.

Российским модницам тоже вряд ли стоит волноваться. Родом из Великобритании одежда и парфюмерия таких премиальных брендов, как Burberry, Alexander McQueen, Stella McCartney. Но их продукция может выпускаться в других странах и импортироваться напрямую оттуда. Например, в интернет-магазине kupivip.ru страной-производителем платьев Alexander McQueen указана Италия.

Почти 10% поставок из Великобритании — это продовольственные товары, но и без них можно обойтись, считают ретейлеры. В основном ими торгуют премиальные сети (к примеру, в «Азбуке вкуса» представлено около 400 позиций). К перспективе лишиться этого ассортимента компания относится философски. «Каким-то товарам сложно найти замену, но это для актуально для тех, кто привержен какому-то британскому чаю, лимонаду или соусу», – прокомментировали компании. Потеря возможности продавать мясо, молоко, фрукты и овощи из-за эмбарго была более болезненной, признается ретейлер. Но основной массе товаров удалось найти альтернативу. «Даже чеддер есть, но из Швейцарии», – сказали в «Азбуке вкуса».

Куда большие проблемы могут возникнуть у барменов. Соединенное королевство является для России главным поставщиком виски (на втором месте США). К примеру, компания Diageo производит спиртные напитки под такими брендами, как Johnnie Walker, J&B, White Horse, а заодно ликер Baileys и ром Capitan Morgan. Шотландские производители виски уже выразили обеспокоенность по поводу назревающего конфликта. «Последний раунд санкций против Путина и Кремля ударил по отрасли виски, когда курс рубля упал, и русские вернулись к водке. Однако потом продажи в России снова пошли вверх, благодаря ослаблению фунта», – сообщает издание heraldscotland.

Жертвами санкционной войны могут стать не только товары, но и капитал. По данным ЦБ, по состоянию на первое полугодие 2017 года россияне вложили в британскую экономику 8,5 млрд долларов. А инвесторы с Туманного Альбиона влили в российский бизнес вдвое больше – 16,7 млрд долларов. Среди крупнейших предприятий с британским капиталом — производитель сигарет «Бритиш Американ Тобакко Россия», сеть Castorama (входит в состав британской корпорации Kingfisher), изготовитель снеков и жевательной резинки «Дирол Кэдбери».

Англия может лишить россиян Rolls-Royce, Bentley, виски и «Нурофена»

Rolls-Royce и Bentley, виски и «Нурофен» встанут в очередь на импортозамещение, если Россия пойдет традиционным путем и ответит на санкции Лондона продовольственным эмбарго

Из-за отравления экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии Соединенное королевство высылает 23 дипломата, бойкотирует чемпионат мира по футболу, обещает найти альтернативу российскому газу и заморозить государственные активы России. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что ответные меры Лондону долго ждать не придется, Владимир Путин выберет вариант «наиболее соответствующий интересам страны». Опыт есть. На крымские санкции США и ЕС ввела продовольственный эмбарго. Турция за сбитый российский бомбардировщик временно лишилась возможности поставлять помидоры и принимать чартеры с туристами.

Доля Соединенного королевства в структуре внешней торговли России сравнительно невелика — 2,2% от общего товарооборота. Но за последний год, во многом благодаря ослаблению фунта, торговые связи между странами укрепились. По данным таможни, Туманному Альбиону в 2017 году поставили товаров на 8,7 млн долларов США, что на 25% больше, чем в 2016-м. Британцы ввезли в Россию на вдвое меньшую сумму — 4 млн долларов (+18%). Всего Россия и Великобритания за прошлый год обменялись продукцией на сумму 12,7 млрд рублей, что на 23% больше, чем в 2016-м.

Тереза Мей грозила перекрыть российский газ неспроста. Львиная доля отечественного экспорта — это сырьевые поставки. Только трубопроводного газа Россия продала британцам на 2,85 млн долларов (примерно треть всего объема поставок). С нефтепродуктами скромнее — 1,7 млрд долларов. Россия вывозит в Соединенное королевство продукцию химической промышленности, драгоценные металлы и камни. Доля последней категории в структуре экспорта выросла на треть — с 12 до 18,5%.

Таким образом, от британских санкций могут пострадать крупнейшие госкорпорации, а значит, бюджет рискует недосчитаться налогов. А вот если Кремль решит ответить привычными контрмерами, проиграет, скорее всего, средний бизнес и потребитель. Позиции британских брендов традиционно сильны на рынке предметов роскоши и крепких спиртных напитков.

Почти половина британского импорта (47%) – это машины, оборудование и транспортные средства. К примеру люксовые Rolls-Royce и Bentley, хотя и принадлежат немецким концернам BMW и VW, по-прежнему выпускаются на территории Соединенного королевства. Количество проданных в России машин сравнительно невелико (85 и 235 авто в 2017 году соответственно), но поскольку цены на них могут достигать десятков миллионов рублей, потеря для их партнеров будет довольно ощутимой.

Из Великобритании везутся также и комплектующие, причем не только для сверхдорогих моделей. Например, в адрес петербургского завода Nissan ежегодно доставляется около тысячи 20-футовых контейнеров в год – четверть всего импортного потока, сообщила компания. Туманный Альбион также является одним из крупнейших импортеров спецтехники. В частности, спросом в России пользуются собранные там экскаваторы-погрузчики JCB и Caterpillar.

Британия также поставляет высокотехнологичную продукцию. К примеру, при производстве отечественного научного спутника «Михайло Ломоносов» использовалось, в частности, оборудование и программное обеспечение британской компании SST.

Треть британского импорта — это изделия химической промышленности, в том числе фармацевтическая продукция. В 2017 году было ввезено лекарств примерно на 600 млн долларов. В Великобритании производится популярное обезболивающее «Нурофен» и детский сироп «Панадол». Но россияне без них проживут, уверяют эксперты – есть отечественные аналоги.

Российским модницам тоже вряд ли стоит волноваться. Родом из Великобритании одежда и парфюмерия таких премиальных брендов, как Burberry, Alexander McQueen, Stella McCartney. Но их продукция может выпускаться в других странах и импортироваться напрямую оттуда. Например, в интернет-магазине kupivip.ru страной-производителем платьев Alexander McQueen указана Италия.

Почти 10% поставок из Великобритании — это продовольственные товары, но и без них можно обойтись, считают ретейлеры. В основном ими торгуют премиальные сети (к примеру, в «Азбуке вкуса» представлено около 400 позиций). К перспективе лишиться этого ассортимента компания относится философски. «Каким-то товарам сложно найти замену, но это для актуально для тех, кто привержен какому-то британскому чаю, лимонаду или соусу», – прокомментировали компании. Потеря возможности продавать мясо, молоко, фрукты и овощи из-за эмбарго была более болезненной, признается ретейлер. Но основной массе товаров удалось найти альтернативу. «Даже чеддер есть, но из Швейцарии», – сказали в «Азбуке вкуса».

Куда большие проблемы могут возникнуть у барменов. Соединенное королевство является для России главным поставщиком виски (на втором месте США). К примеру, компания Diageo производит спиртные напитки под такими брендами, как Johnnie Walker, J&B, White Horse, а заодно ликер Baileys и ром Capitan Morgan. Шотландские производители виски уже выразили обеспокоенность по поводу назревающего конфликта. «Последний раунд санкций против Путина и Кремля ударил по отрасли виски, когда курс рубля упал, и русские вернулись к водке. Однако потом продажи в России снова пошли вверх, благодаря ослаблению фунта», – сообщает издание heraldscotland.

Жертвами санкционной войны могут стать не только товары, но и капитал. По данным ЦБ, по состоянию на первое полугодие 2017 года россияне вложили в британскую экономику 8,5 млрд долларов. А инвесторы с Туманного Альбиона влили в российский бизнес вдвое больше – 16,7 млрд долларов. Среди крупнейших предприятий с британским капиталом — производитель сигарет «Бритиш Американ Тобакко Россия», сеть Castorama (входит в состав британской корпорации Kingfisher), изготовитель снеков и жевательной резинки «Дирол Кэдбери».

Особый путь: почему Rolls-Royce и Bentley идут к успеху разными дорогами

Когда легендарный британский автопроизводитель класса премиум после череды неудач возвращается в строй и при новых владельцах представляет свежую линейку классических, но с современным шармом автомобилей, новое поколение разборчивых покупателей просто не может оставить это без внимания. Но сразу с двумя компаниями такое происходит крайне редко.

Именно это сейчас переживают автоконцерны Rolls-Royce Motor Cars и Bentley Motors — владельцы всемирно известных брендов, связанных незримой нитью на протяжении десятилетий. Оба сейчас совершают триумфальное возвращение на рынок, в этот раз независимо друг от друга.

В течение некоторого времени в 1960-х годах, еще когда Rolls-Royce владел Bentley (а длилось это около 70 лет), оба бренда практически отличались друг от друга исключительно логотипами. Но сегодня Rolls-Royce входит в группу компаний BMW, а Bentley является дочерним предприятием Volkswagen, и каждый из них нашел собственный путь к успеху. Разрыв между ними произошел в 1998 году. Ситуация тогда была не из приятных: производители боролись за право владения брендом Rolls-Royce. Тем не менее с тех пор обе компании добились значительных успехов.

Bentley в 2017 году продали во всем мире 11 089 автомобилей, во многом благодаря своему первому внедорожнику Bentayga. Эта модель стоимостью $229 000 появилась на рынке в 2016 году и быстро стала среди покупателей самым популярным автомобилем Bentley. Еще в 2010-м компания терпела убытки, но уже к 2016 году заявила о доходах в размере $2,4 млрд и операционной прибыли в $135 млн.

Rolls-Royce тоже не отстают. В 2014 году компания побила собственный рекорд годовых продаж за свою более чем вековую историю и продала 4063 автомобиля. Подобному успеху, особенно среди более молодых покупателей, поспособствовали роскошные версии моделей Ghost, Wraith и Dawn из серии Black Badge. В 2017-м продажи сократились до 3362 единиц — прежде всего из-за того, что Rolls-Royce временно приостановили производство флагманской модели Phantom.

Возвращение к истокам

Помимо прочего, оба автопроизводителя, будто сговорившись, запускают обновленные версии моделей, с которых началось новое возрождение их брендов 15 лет тому назад.
В 2018 году Rolls-Royce начал продажи Phantom VIII, представительного седана, воплощающего собой индивидуальность и роскошь. Для Bentley ключом к сердцу покупателя стала усовершенствованная модель Gontinental GT, утонченного спортивного купе, сочетающего роскошь и высокие ходовые качества.

Новых моделей Phantom от Rolls-Royce можно дождаться нечасто: поколение 2018 года стало всего лишь восьмым с 1925 года. За всю историю данного модельного ряда на таких автомобилях ездили, к примеру, актер Фред Астер и певец Джон Леннон. Средний возраст покупателей автомобилей Rolls-Royce составляет чуть больше 40 лет (не последнюю роль здесь сыграли более молодые покупатели в Китае). Как и в случае с предыдущими моделями, новый Phantom спроектирован прежде всего для комфорта пассажира на заднем сиденье. Когда двери салона закрываются, пассажир оказывается в стильном камерном пространстве, мягко освещенном шикарными лампами, которые встраиваются в форме созвездия его знака зодиака или как-нибудь еще.

В передней же части салона нового Phantom располагается приборная панель, которую по усмотрению заказчика можно превратить в настоящую мини-галерею. Все это уместится за одним куском стекла, за которое также будут установлены элементы управления и выдвижной экран для информационно-развлекательных приложений.

Новая модель спроектирована не только для приятного вождения, но и для настолько же высокого комфорта пассажиров. Благодаря пневматической подвеске Magic Carpet Ride с электронным контролем автомобиль будто парит над дорогой, а новый 12-цилиндровый двигатель с двойным турбонаддувом помогает железному коню разгоняться до 100 км/ч за 5,1 секунды.
В то же время новый Continental GT от Bentley, цена на который будет начинаться с $240 000, был разработан для тех, кто любит не только перевозить пассажира в роскоши, но и наслаждаться отличными ходовыми характеристиками. 12-цилиндровый двигатель с двойным турбонаддувом позволяет этому автомобилю развивать скорость до 330 км/ч и разгоняться до 100 км/ч за рекордные 3,6 секунды.

Приятно удивляет и приборная панель. В расширенной комплектации предлагается вращающийся трехсторонний механизм, позволяющий водителю выбирать между глянцевой декоративной деревянной отделкой, 12,3-дюймовым сенсорным дисплеем и панелью с тремя аналоговыми датчиками.

И вот тут-то становится понятно, насколько разными путями решили идти дальше оба автопроизводителя. Bentley планирует рост своего бренда через совершенствование имеющихся наработок и мощи Volkswagen (включая новейшие модели электропоездов). В свою очередь, Rolls-Royce со стратегией BMW общего имеет мало, потому что компания подготовила собственную гибкую платформу, которая ляжет в основу Phantom и будущих моделей, в том числе для готовящегося к выходу ближе к концу текущего года Cullinan, первого автомобиля компании с полным приводом.

В Bentley хотят увеличить продажи до 20 000 единиц в год, а Rolls-Royce стремится к большей эксклюзивности и задал планку 6000 автомобилей ежегодно. Для сравнения: Maserati за прошлый год продали 46 186 транспортных средств, а Lamborghini — всего 3104.

Со своими ценами зачастую выше $400 000 Rolls-Royce вполне может себе позволить воротить нос от какого-либо позиционирования схожего с массовыми автопроизводителями. Самая заветная цель компании — избавиться от сомнительной репутации, которая тянется за брендом еще со времен сумбурных рекламных роликов горчицы, где Rolls-Royce имели несчастье засветиться в 1980-х.
Bentley, напротив, занимает уникальную промежуточную позицию между самыми дорогими автомобилями Mercedes-Benz и самыми дешевыми моделями Rolls-Royce. Ребекка Линдленд, главный аналитик автобильного дистрибьютора Cox Automotive, считает: «Они отлично поработали над имиджем компании, но в реальном мире бренды должны еще и зарабатывать деньги».

Идеальная бизнес-модель

Средняя цена автомобилей Bentley составляет около $250 000, и поэтому создается впечатление, будто корпорация едва успевает считать прибыль. Однако операционная маржа компании в сентябре 2017 года упала до 2,5%, а это существенно ниже маржи массовых автопроизводителей, таких как General Motors или Ford. Джефф Шустер, эксперт из аналитического агенства LMC Automotive, отмечает:

«Если бы Bentley изменили под свои нужды платформу Porsche, то компания смогла бы увеличить маржу, а производственные затраты оставить на прежнем уровне, при этом сохранив дух бренда. Кроме того, если говорить о технологиях и характеристиках, то от использования опыта Porsche премиальности у Bentley не убудет».

Правда заключается в том, что оба автопроизводителя нашли для себя эффективную бизнес-модель. Вольфганг Дюрхаймер, до недавнего времени генеральный директор Bentley Motors, объясняет различия: «Если сравнивать эти автомобили, опробовать их за рулем, становится понятно, что они очень разные. Rolls-Royce — это роскошь в наивысшем ее проявлении. Bentley — это сочетание роскоши и прекрасных ходовых качеств».

Rolls-Royce, кажется, совсем не возражает. Торстен Мюллер-Отвос, генеральный директор автогиганта, заявляет: «Rolls-Royce и Bentley занимают абсолютно разные ценовые категории».
Еще бы! В мире состоятельных людей, где иметь семь автомобилей — обычное дело, цена стоит на самом последнем месте. Мюллер-Отвос проводит предельно ясную аналогию: «Для наших клиентов новый автомобиль — такое же привычное дело, как для обычных людей новая одежда. У многих из них есть автомобили на все случаи жизни».

Ссылка на основную публикацию