В Швеции создадут грузовики специально для женщин-водителей

Шведские ученые спроектируют грузовики специально для женщин-дальнобойщиц

Ветеран


Сообщений: 72,280
Регистрация: 15.3.2013
Пользователь №: 36,785
Спасибо сказали: 623 раз(а)

Заработано: 0$
Выплачено: 0$
Штрафы: 0$
К выплате: 0.000$

Исследователи из шведского Университета Эребру совместно с компанией Volvo Trucks получили правительственный грант на 2,5 млн крон (более 280 тыс. долларов) на разработку грузовых автомобилей, предназначенных для женщин-водителей. Об этом сообщается на сайте университета.

“Автомобильная отрасль исторически была спроектирована мужчинами для мужчин. Сегодня же существует повышенный интерес к данной отрасли со стороны женщин, но грузовой сегмент при этом иногда остается препятствием”, – комментирует исследователь гендерных процессов Даг Балькмар.

Как поясняют авторы проекта, когда женщины-дальнобойщицы не чувствуют себя в безопасности в общих зонах отдыха на дорогах, их могли бы выручить туалеты и душевые кабины, встроенные прямо в грузовик.

Сегодня подавляющее большинство водителей грузовиков в Швеции мужчины, но число женщин среди них растет, отмечает The Local. Согласно отчету, опубликованному транспортной организацией TYA, 12% от числа новых нанятых на грузовые перевозки работников в 2015 году составили женщины.

Между тем проект Университета Эребру ориентирован на еще одну дискриминируемую категорию водителей. Сегодня стандартный образ водителя грузовика – 40-летний мужчина без инвалидности, поэтому от изменения этого шаблона выиграют не только женщины, указывают исследователи. Они планируют также разработать модели грузовиков, адаптированные под нужды водителей с ограниченными физическими возможностями – например, для бывших солдат военной кампании в Сирии, оставшихся инвалидами.

«В каждом грузовике должна быть кофемашина»: дальнобойщик о работе и жизни в Швеции 16:15, 1 августа 2020 Версия для печати

Быть дальнобойщиком в Швеции непросто. На южных трассах грузовики регулярно грабят, а логисты и диспетчеры вешают трубку, когда слышат английский язык. Но поляк Себастьян сумел приспособиться к местным условиям и с удовольствием рассказывает о своей работе.

C водителем Даниэлем Себастьяном, перебравшимся в Швецию из Польши, беседовал журналист портала Fleetguru Томаш Мацеевский.

Ты с таким восторгом пишешь в своём Facebook о суровой шведской природе; возникает впечатление, будто ты её рекламируешь!

— Я действительно очень люблю Швецию, особенно её северные районы, леса, озёра, удивительные пейзажи. А моей супруге нравится Южная Испания. Иногда мы ездим туда отдыхать, но постоянно жить там, где жарко и солнечно, я бы не смог.

Что привело тебя в Швецию?

— Работа. Я приехал сюда на подработку, устроился, смешно сказать, в парк аттракционов. Получал небольшие деньги – но зарабатывал больше, чем на родине. Я приехал в Швецию в 2002 году, в 2003 смог получить постоянную работу в Стокгольме, а в 2004 получил права и устроился водителем в курьерскую службу.

— Да, я ездил на Mercedes Actros, развозил грузы по Стокгольму и пригородам. К дальнобою эта работа, к сожалению, никакого отношения не имела, и каждый день я возвращался домой.

К сожалению? Неужели дальние рейсы лучше, чем ежедневный отдых в кругу семьи?

— Для меня – да. Я с детства хотел работать дальнобойщиком. Месяц вдали от дома – соглашусь, перебор, а неделя в самый раз. По такому графику я и работаю, мои рейсы сегодня длятся 4-5 дней.

Когда я начал ездить на большие расстояния (а случилось это в 2008 году), жена сказала, что я стал другим человеком – более спокойным и улыбчивым.

Я очень уставал от работы в Стокгольме. Это огромный город с плотным трафиком. Я возвращался домой и замертво падал на диван. Дальние рейсы по сравнению с такой работой – просто воплощение мечты.

Легко ли у тебя получилось стать водителем большегруза в Швеции?

— Нет! Когда я делал первые шаги, водителей было больше, чем вакансий, эта работа была востребованной. Я понимал, что мне нужно получать опыт, повышать квалификацию, совершенствовать владение языком. Но я поставил перед собой цель – связать свою жизнь с этой страной и стать водителем, и я терпеливо шел к ней.

Важную роль играет знание языка. Помню, я часто включал радио, слушал передачи, чтобы улавливать правильное произношение. Мне очень помогли мои коллеги: они всегда обращали внимание на ошибки, поправляли меня – без злого умысла, были при этом очень дружелюбны.

На первый взгляд может показаться, что шведский язык сложнее китайского!

— Это не так. Я немного знал английский, и потому шведский дался мне относительно легко. Когда я освоил его азы, появилось желание говорить как можно больше. Я не заботился об ошибках, коллеги часто указывали на них, и со временем ошибок стало меньше. Теперь я чувствую себя уверенно почти в любой ситуации. кроме, разве что, визита к врачу. В шведском много специальных медицинских терминов! К счастью, моя супруга медсестра, она мне помогает.

Ты пишешь, что больше всего любишь северные районы Швеции. Почему?

— Они самые красивые. Там везде чувствуется близость природы. А местные жители – приятные и спокойные люди. Города на севере меньше, а жизнь более размеренная.

В Стокгольме тебе могут отказать в разгрузке или погрузке, потому что ты опоздал или прибыл раньше, чем нужно. А на севере такого нет. Люди там открыты и дружелюбны.

На севере я нашел своих друзей: мы познакомились, общаясь по рабочим вопросам, а потом наладили личные отношения и теперь поддерживаем контакт.

Неудивительно, что друзья не заставляют тебя ждать погрузки у забора!

— Они никого не заставляют ждать. Хотя, сказать по-правде, внутренний шведский транспорт обрабатывается как правило лучше, чем иностранный. В некоторых случаях иностранных водителей могут держать под забором часами. У дальнобойщика, который говорит только по-английски, могут возникнуть большие трудности. Я слышал историю о том, что водитель-экспедитор из другой страны позвонил грузополучателю, а тот, услышав английский язык, просто повесил трубку!

Вот почему ты говорил, что важно знать язык?

— Да. Я считаю, что владение местным языком – это выражение уважения к местным жителям, к стране и её культуре.

Но вряд ли водитель-международник, который колесит по всей Европе, будет знать десяток языков.

— Конечно. К счастью, мне не нужно покидать Швецию, да я и не смог бы – высота моего прицепа 4,5 метра. В Германии, Дании или Нидерландах я бы не проехал ни под одним путепроводом. Стандарт для международных перевозок – 4 метра. Да и длина моей сцепки (24 метра) не подходит под евростандарты.

Длинные высокие автопоезда – шведское изобретение?

— Да. Это практично, в них 48 паллетных мест, а не 33, как в еврофурах.

Интересно, почему такие сцепки редки в континентальной Европе?

— Хотел бы я знать! Шведы в этом плане пионеры, здесь еще в 1993 году была установлена разрешенная масса в 60 тонн. Кстати, недавно я поставил рекорд по общему весу – 64 тонны. 23 тонны весил грузовик с прицепами, значит, груза я вёз 41 тонну.

И как впечатления?

— Вполне нормально. На спусках вес немного давил, вот и всё. Большее значение имеет даже не вес, а высота груза. 20 тонн булыжников и 20 тонн древесины – вот тут любой водитель заметит разницу!

Чем отличаются шведские дороги от европейских?

— Многие дороги в Швеции – трёхполосные, “2+1”, то есть две полосы в одном направлении и одна в противоположном поочередно. Организовано движение очень хорошо, мне никогда не приходилось стоять в пробке из-за поломки или аварии. Я проехал по шведским дорогам более миллиона километров и ни разу не встречался с серьезными проблемами.

А штрафы ты когда-нибудь получал?

— Всего один раз, и то – за рулём легкового авто. Я превысил скорость на 29 километров и получил штраф 3600 крон (

10 тысяч рублей). Мне повезло: если бы я превысил скорость на 30 километров, меня бы лишили прав.

В Швеции действуют так называемые “точки”, аналог штрафных баллов. Каждое нарушение – штраф и новая точка. Третья точка означает лишение прав на один год.

20 лет назад в Швеции стартовала программа Vision Zero (“Нулевое видение”), цель которой – полностью исключить смертельные ДТП. Власти страны добились немалых успехов, количество погибших в ДТП сократилось с 541 человека в 1997 году до 253 в 2017, при том что количество машин на дорогах увеличилось. Как им это удаётся?

— Честно говоря, я и сам не знаю. Могу лишь сказать, что здесь совсем другая культура вождения. Шведам не стыдно ходить по улицам в одежде со светоотражающими элементами. Водители здесь свято соблюдают скоростные ограничения и тормозят перед пешеходным переходом, даже если пешеход находится в 5 метрах от него.

Большинство смертельных ДТП случается осенью и зимой. Эксперты говорят, что виной всему плохая погода. А в Швеции плохая погода – обычно дело.

— Именно поэтому шведы придают такое значение безопасности. Взять, к примеру, шины – в моей компании их никогда не ремонтируют. Как только протектор изнашивается до определенной отметки, шины выкидываются и покупаются новые, причем недешевые.

Не жалеешь, что работаешь только в Швеции? Не хотел бы покататься по Европе?

— Ни капли. Я люблю путешествовать и бывать в разных странах, но мне нравится открывать новые места. во время отпуска.

В Швеции, наверное, безопаснее чем на континенте? Я слышал, что многие водители отказываются ездить в Англию, во Францию.

— Может и так, но кражи и грабежи случаются и в Швеции. Воровство груза здесь обычное дело.

Тебя когда-нибудь грабили?

— Нет, к счастью ни разу. Я работаю в крупной компании, начальство заботится о безопасности, и когда я везу что-то ценное, погрузка и разгрузка происходит в закрытых зонах. Ночуем только на охраняемых парковках. Наиболее опасными считаются южные районы страны, крупные города, транзитные маршруты с интенсивным трафиком.

Выходит, здесь не так уж безопасно.

— Конечно. Сейчас Швеция не такая безопасная страна, какой она была раньше. Местные говорят, что в былые времена тут можно было оставить машину с ключами зажигания в замке или сумку с ценными вещами возле дома. Сегодня всё не так.

Но мне кажется, что многое связано с широким освещением различных инцидентов в СМИ. Если о каждом грабеже или изнасиловании трубят со всех экранов и пишут в соцсетях, то может сложиться впечатление, что общее число преступлений увеличилось. Когда я читаю о драке в каком-то районе Стокгольма, мне становится не по себе. Но потом я вспоминаю о своей юности в городе Катовице, где иногда случались драки «район на район», «стенка на стенку», происходили убийства. Что удивительного в том, что такое происходит и в Швеции?

Но в Польше не было таких проблем с мигрантами.

— Я бы не стал связывать преступность с мигрантами. Недавно я наткнулся в интернете на видеоролик: мигрант украл оставленный без присмотра велосипед. Воришку поймали, он оказался поляком. Значит ли это, что все поляки – воры?

Я считаю, что людей стоит оценивать по их поступкам; развешивать на них ярлыки неправильно.

Когда-то я жил в одном районе с сербами, русскими, выходцами из южных и восточных стран. Некоторые из них выглядели угрожающе, но познакомившись с ними поближе я узнал, что все они дружелюбные люди и хорошие соседи.

Расскажи, как ты питаешься в рейсах? Пять дней в дороге – это серьёзно: термосом и бутербродами тут не отделаешься!

— Мы убедили нашего начальника, что в каждом большегрузе, который ездит на дальние расстояния, должны быть три вещи: холодильник, микроволновка и кофемашина. Это было не так уж и трудно. Как-то раз начальник спросил меня, сколько раз в день я пью кофе. Я ответил: пять-шесть раз. Мы прикинули: каждая остановка на заправке занимает 10-15 минут. Полтора часа в день уходит на кофе! Очевидно, что кофемашина в таком случае окупится буквально за пару недель.

У тебя хороший начальник.

— Очень хороший! Мы сверстники и отлично ладим.

Ты же понимаешь, что сказал бы вам руководитель польской фирмы?

— Конечно. «Ты пьешь слишком много кофе, это вредно для здоровья»! К счастью, мой нынешний шеф понимает, что водитель, у которого хорошие условия труда, работает лучше. Иногда у меня нет времени, чтобы найти кафе и пообедать в нём. Тогда выручает микроволновка: я могу разогреть полуфабрикат из магазина в любой момент. И сделать хорошую чашку кофе.

Как борешься с усталостью в дороге?

— Помогают шоколадные батончики. Они действуют на меня лучше любого энергетика. Если становится совсем плохо, выхожу на улицу и делаю разминку.

Однажды я заснул за рулем. Тогда мне было 27 лет, я ехал в легковом автомобиле. К счастью, ничего страшного не произошло: дело было ночью и на дороге было пусто. Но этот урок я запомнил на всю жизнь и теперь не рискую.

Кофе, шоколадный батончик, разминка. Если не помогло – значит, спать!

Да и то, шоколадные батончики стараюсь исключить из рациона. Не самая здоровая пища. Я уже не в том возрасте, чтобы есть что попало, к тому же работа водителя – не самая здоровая.

Живот растёт, спина болит, ноги затекают…

— Вроде того. У меня начались проблемы со спиной, но кажется, я сумел с ними справиться: начал активно проводить выходные, делать разминки во время остановок. Сейчас использую специальную ортопедическую подушку для сидения, она действительно помогает.

Когда-то я мог позволить себе валяться все выходные на диване, но сейчас провожу их более активно. В этом мне помогают дети – сыну 11 лет, дочери 8, они требуют, чтобы я организовал им что-то интересное.

Работа не надоедает?

— Бывает, что я не хочу идти на работу. Собираюсь в рейс, а дети спрашивают – ты вернешься завтра? А послезавтра? Становится грустно.

Приходят мысли: может, поискать другую работу? Но за рулем грузовика я на своём месте. Я не вижу себя на должности диспетчера или логиста, работа за компьютером это точно не про меня!

Даже во время отпуска я скучаю по грузовику, и когда сажусь за руль после перерыва, понимаю: вот оно! В какой-то момент эта работа перестаёт быть просто работой и становится образом жизни, привычкой. Может, когда-нибудь я и решусь попробовать себя в новой стезе, но не сейчас.

А пока – вперёд и с песнями!

— Именно так! Люблю слушать музыку во время езды. Мне нравится классическая музыка и рок, например Metallica. Когда я еду через горы и леса под любимую музыку, то чувствую, что занимаюсь любимым делом.

В Швеции создадут грузовики специально для женщин-водителей

«В каждом грузовике должна быть кофемашина»: дальнобойщик о работе и жизни в Швеции

fleetguru.eu

Быть дальнобойщиком в Швеции непросто. На южных трассах грузовики регулярно грабят, а логисты и диспетчеры вешают трубку, когда слышат английский язык. Но поляк Себастьян сумел приспособиться к местным условиям и с удовольствием рассказывает о своей работе.

C водителем Даниэлем Себастьяном, перебравшимся в Швецию из Польши, беседовал журналист портала Fleetguru Томаш Мацеевский.

Ты с таким восторгом пишешь в своём Facebook о суровой шведской природе; возникает впечатление, будто ты её рекламируешь!

— Я действительно очень люблю Швецию, особенно её северные районы, леса, озёра, удивительные пейзажи. А моей супруге нравится Южная Испания. Иногда мы ездим туда отдыхать, но постоянно жить там, где жарко и солнечно, я бы не смог.

Что привело тебя в Швецию?

— Работа. Я приехал сюда на подработку, устроился, смешно сказать, в парк аттракционов. Получал небольшие деньги – но зарабатывал больше, чем на родине. Я приехал в Швецию в 2002 году, в 2003 смог получить постоянную работу в Стокгольме, а в 2004 получил права и устроился водителем в курьерскую службу.

Водителем большегруза?

— Да, я ездил на Mercedes Actros, развозил грузы по Стокгольму и пригородам. К дальнобою эта работа, к сожалению, никакого отношения не имела, и каждый день я возвращался домой.

К сожалению? Неужели дальние рейсы лучше, чем ежедневный отдых в кругу семьи?

— Для меня – да. Я с детства хотел работать дальнобойщиком. Месяц вдали от дома – соглашусь, перебор, а неделя в самый раз. По такому графику я и работаю, мои рейсы сегодня длятся 4-5 дней.

Когда я начал ездить на большие расстояния (а случилось это в 2008 году), жена сказала, что я стал другим человеком – более спокойным и улыбчивым.

Я очень уставал от работы в Стокгольме. Это огромный город с плотным трафиком. Я возвращался домой и замертво падал на диван. Дальние рейсы по сравнению с такой работой – просто воплощение мечты.

Легко ли у тебя получилось стать водителем большегруза в Швеции?

— Нет! Когда я делал первые шаги, водителей было больше, чем вакансий, эта работа была востребованной. Я понимал, что мне нужно получать опыт, повышать квалификацию, совершенствовать владение языком. Но я поставил перед собой цель – связать свою жизнь с этой страной и стать водителем, и я терпеливо шел к ней.

Важную роль играет знание языка. Помню, я часто включал радио, слушал передачи, чтобы улавливать правильное произношение. Мне очень помогли мои коллеги: они всегда обращали внимание на ошибки, поправляли меня – без злого умысла, были при этом очень дружелюбны.

На первый взгляд может показаться, что шведский язык сложнее китайского!

— Это не так. Я немного знал английский, и потому шведский дался мне относительно легко. Когда я освоил его азы, появилось желание говорить как можно больше. Я не заботился об ошибках, коллеги часто указывали на них, и со временем ошибок стало меньше. Теперь я чувствую себя уверенно почти в любой ситуации. кроме, разве что, визита к врачу. В шведском много специальных медицинских терминов! К счастью, моя супруга медсестра, она мне помогает.

Ты пишешь, что больше всего любишь северные районы Швеции. Почему?

— Они самые красивые. Там везде чувствуется близость природы. А местные жители – приятные и спокойные люди. Города на севере меньше, а жизнь более размеренная.

В Стокгольме тебе могут отказать в разгрузке или погрузке, потому что ты опоздал или прибыл раньше, чем нужно. А на севере такого нет. Люди там открыты и дружелюбны.

На севере я нашел своих друзей: мы познакомились, общаясь по рабочим вопросам, а потом наладили личные отношения и теперь поддерживаем контакт.

Неудивительно, что друзья не заставляют тебя ждать погрузки у забора!

— Они никого не заставляют ждать. Хотя, сказать по-правде, внутренний шведский транспорт обрабатывается как правило лучше, чем иностранный. В некоторых случаях иностранных водителей могут держать под забором часами. У дальнобойщика, который говорит только по-английски, могут возникнуть большие трудности. Я слышал историю о том, что водитель-экспедитор из другой страны позвонил грузополучателю, а тот, услышав английский язык, просто повесил трубку!

Вот почему ты говорил, что важно знать язык?

— Да. Я считаю, что владение местным языком – это выражение уважения к местным жителям, к стране и её культуре.

Но вряд ли водитель-международник, который колесит по всей Европе, будет знать десяток языков.

— Конечно. К счастью, мне не нужно покидать Швецию, да я и не смог бы – высота моего прицепа 4,5 метра. В Германии, Дании или Нидерландах я бы не проехал ни под одним путепроводом. Стандарт для международных перевозок – 4 метра. Да и длина моей сцепки (24 метра) не подходит под евростандарты.

Длинные высокие автопоезда – шведское изобретение?

— Да. Это практично, в них 48 паллетных мест, а не 33, как в еврофурах.

Интересно, почему такие сцепки редки в континентальной Европе?

— Хотел бы я знать! Шведы в этом плане пионеры, здесь еще в 1993 году была установлена разрешенная масса в 60 тонн. Кстати, недавно я поставил рекорд по общему весу – 64 тонны. 23 тонны весил грузовик с прицепами, значит, груза я вёз 41 тонну.

И как впечатления?

— Вполне нормально. На спусках вес немного давил, вот и всё. Большее значение имеет даже не вес, а высота груза. 20 тонн булыжников и 20 тонн древесины – вот тут любой водитель заметит разницу!

Чем отличаются шведские дороги от европейских?

— Многие дороги в Швеции – трёхполосные, “2+1”, то есть две полосы в одном направлении и одна в противоположном поочередно. Организовано движение очень хорошо, мне никогда не приходилось стоять в пробке из-за поломки или аварии. Я проехал по шведским дорогам более миллиона километров и ни разу не встречался с серьезными проблемами.

А штрафы ты когда-нибудь получал?

— Всего один раз, и то – за рулём легкового авто. Я превысил скорость на 29 километров и получил штраф 3600 крон (

10 тысяч рублей). Мне повезло: если бы я превысил скорость на 30 километров, меня бы лишили прав.

В Швеции действуют так называемые “точки”, аналог штрафных баллов. Каждое нарушение – штраф и новая точка. Третья точка означает лишение прав на один год.

20 лет назад в Швеции стартовала программа Vision Zero (“Нулевое видение”), цель которой – полностью исключить смертельные ДТП. Власти страны добились немалых успехов, количество погибших в ДТП сократилось с 541 человека в 1997 году до 253 в 2017, при том что количество машин на дорогах увеличилось. Как им это удаётся?

— Честно говоря, я и сам не знаю. Могу лишь сказать, что здесь совсем другая культура вождения. Шведам не стыдно ходить по улицам в одежде со светоотражающими элементами. Водители здесь свято соблюдают скоростные ограничения и тормозят перед пешеходным переходом, даже если пешеход находится в 5 метрах от него.

Большинство смертельных ДТП случается осенью и зимой. Эксперты говорят, что виной всему плохая погода. А в Швеции плохая погода – обычно дело.

— Именно поэтому шведы придают такое значение безопасности. Взять, к примеру, шины – в моей компании их никогда не ремонтируют. Как только протектор изнашивается до определенной отметки, шины выкидываются и покупаются новые, причем недешевые.

Не жалеешь, что работаешь только в Швеции? Не хотел бы покататься по Европе?

— Ни капли. Я люблю путешествовать и бывать в разных странах, но мне нравится открывать новые места. во время отпуска.

В Швеции, наверное, безопаснее чем на континенте? Я слышал, что многие водители отказываются ездить в Англию, во Францию.

— Может и так, но кражи и грабежи случаются и в Швеции. Воровство груза здесь обычное дело.

Тебя когда-нибудь грабили?

— Нет, к счастью ни разу. Я работаю в крупной компании, начальство заботится о безопасности, и когда я везу что-то ценное, погрузка и разгрузка происходит в закрытых зонах. Ночуем только на охраняемых парковках. Наиболее опасными считаются южные районы страны, крупные города, транзитные маршруты с интенсивным трафиком.

Выходит, здесь не так уж безопасно.

— Конечно. Сейчас Швеция не такая безопасная страна, какой она была раньше. Местные говорят, что в былые времена тут можно было оставить машину с ключами зажигания в замке или сумку с ценными вещами возле дома. Сегодня всё не так.

Но мне кажется, что многое связано с широким освещением различных инцидентов в СМИ. Если о каждом грабеже или изнасиловании трубят со всех экранов и пишут в соцсетях, то может сложиться впечатление, что общее число преступлений увеличилось. Когда я читаю о драке в каком-то районе Стокгольма, мне становится не по себе. Но потом я вспоминаю о своей юности в городе Катовице, где иногда случались драки «район на район», «стенка на стенку», происходили убийства. Что удивительного в том, что такое происходит и в Швеции?

Но в Польше не было таких проблем с мигрантами.

— Я бы не стал связывать преступность с мигрантами. Недавно я наткнулся в интернете на видеоролик: мигрант украл оставленный без присмотра велосипед. Воришку поймали, он оказался поляком. Значит ли это, что все поляки – воры?

Я считаю, что людей стоит оценивать по их поступкам; развешивать на них ярлыки неправильно.

Когда-то я жил в одном районе с сербами, русскими, выходцами из южных и восточных стран. Некоторые из них выглядели угрожающе, но познакомившись с ними поближе я узнал, что все они дружелюбные люди и хорошие соседи.

Расскажи, как ты питаешься в рейсах? Пять дней в дороге – это серьёзно: термосом и бутербродами тут не отделаешься!

— Мы убедили нашего начальника, что в каждом большегрузе, который ездит на дальние расстояния, должны быть три вещи: холодильник, микроволновка и кофемашина. Это было не так уж и трудно. Как-то раз начальник спросил меня, сколько раз в день я пью кофе. Я ответил: пять-шесть раз. Мы прикинули: каждая остановка на заправке занимает 10-15 минут. Полтора часа в день уходит на кофе! Очевидно, что кофемашина в таком случае окупится буквально за пару недель.

У тебя хороший начальник.

— Очень хороший! Мы сверстники и отлично ладим.

Ты же понимаешь, что сказал бы вам руководитель польской фирмы?

— Конечно. «Ты пьешь слишком много кофе, это вредно для здоровья»! К счастью, мой нынешний шеф понимает, что водитель, у которого хорошие условия труда, работает лучше. Иногда у меня нет времени, чтобы найти кафе и пообедать в нём. Тогда выручает микроволновка: я могу разогреть полуфабрикат из магазина в любой момент. И сделать хорошую чашку кофе.

Как борешься с усталостью в дороге?

— Помогают шоколадные батончики. Они действуют на меня лучше любого энергетика. Если становится совсем плохо, выхожу на улицу и делаю разминку.

Однажды я заснул за рулем. Тогда мне было 27 лет, я ехал в легковом автомобиле. К счастью, ничего страшного не произошло: дело было ночью и на дороге было пусто. Но этот урок я запомнил на всю жизнь и теперь не рискую.

Кофе, шоколадный батончик, разминка. Если не помогло – значит, спать!

Да и то, шоколадные батончики стараюсь исключить из рациона. Не самая здоровая пища. Я уже не в том возрасте, чтобы есть что попало, к тому же работа водителя – не самая здоровая.

Живот растёт, спина болит, ноги затекают…

— Вроде того. У меня начались проблемы со спиной, но кажется, я сумел с ними справиться: начал активно проводить выходные, делать разминки во время остановок. Сейчас использую специальную ортопедическую подушку для сидения, она действительно помогает.

Когда-то я мог позволить себе валяться все выходные на диване, но сейчас провожу их более активно. В этом мне помогают дети – сыну 11 лет, дочери 8, они требуют, чтобы я организовал им что-то интересное.

Работа не надоедает?

— Бывает, что я не хочу идти на работу. Собираюсь в рейс, а дети спрашивают – ты вернешься завтра? А послезавтра? Становится грустно.

Приходят мысли: может, поискать другую работу? Но за рулем грузовика я на своём месте. Я не вижу себя на должности диспетчера или логиста, работа за компьютером это точно не про меня!

Даже во время отпуска я скучаю по грузовику, и когда сажусь за руль после перерыва, понимаю: вот оно! В какой-то момент эта работа перестаёт быть просто работой и становится образом жизни, привычкой. Может, когда-нибудь я и решусь попробовать себя в новой стезе, но не сейчас.

А пока – вперёд и с песнями!

— Именно так! Люблю слушать музыку во время езды. Мне нравится классическая музыка и рок, например Metallica. Когда я еду через горы и леса под любимую музыку, то чувствую, что занимаюсь любимым делом.

В Швеции создадут грузовики специально для женщин-водителей

После революции 1917 года наша страна стала пионером в вопросе гендерного равенства, законодательно закрепив за женщинами равные с мужчинами права во всех социальных сферах, включая, разумеется, и сферу труда. Однако не все знают о том, что на сегодняшний день, согласно Статье 253 ТК РФ, по-прежнему существует перечень из 38 видов производств и 456 видов работ, где использование женского труда запрещено или ограничено.

С чем это связано?

Подобные законодательные ограничения объясняются вредными или опасными условиями труда, которые могут негативно отразиться на жизни, здоровье женщины и ее детородной функции. Так, например, труд женщин ограничен на подземных и горных работах, работах в сфере строительства, монтажа и ремонта, металлообработки, добычи нефти, газа и различных полезных ископаемых, на химических, электронных, технических производствах, в сфере сельского хозяйства, лесозаготовки, пищевой промышленности, при работе с различными видами транспорта и т.д.

Надо сказать, что не все пункты данного перечня воспринимаются общественностью однозначно, вызывая споры: являются ли они действительной заботой о женском здоровье или их стоит расценивать как избыточную меру, от которой стоит отказаться. Так, например, вопросы вызывает запрещенная на сегодняшний день для женщин работа машиниста метрополитена, которая в советский период не входила в перечень ограничений, или ограничения, связанные с управлением большегрузными автомобилями. Для сравнения, в США женщины за рулем большегрузов составляют 5 %, в Канаде 3,5 %, в Европе – 1%.

Какие грузовики женщинам нельзя водить и почему

Важно отметить, что ограничения по вождению, существующие для женщин в России, распространяются не на все грузовые машины, а зависят от грузоподъемности автомобиля, расстояний, на которые приходится ездить, и грузов, которые приходится поднимать водителю при исполнении своих служебных обязанностей. Согласно действующему сегодня законодательству, российские женщины не допускаются к вождению автомобиля, чья грузоподъемность превышает 2,5 тонны, за исключением тех случаев, когда перевозки по длительности не превышают одной дневной смены (скажем, внутризаводские, внутригородские, пригородные), а также не предполагают технического обслуживания и выполнения ремонта грузового автомобиля.

Данное ограничение связано с запретом женского труда на работах, предполагающих подъем и перемещение вручную тяжестей, превышающих предельно допустимые нормы, установленные соответствующим постановлением Правительства РФ №105 от 6 февраля 1993 года. В соответствии с данным постановлением, предельная масса груза, разрешенная для женщин, не должна превышать 10 кг, а если тяжести приходится поднимать и перемещать постоянно в течение рабочей смены, норма ограничивается 7 кг.

Будет ли так и дальше?

Несмотря на действующие нормы, ограничение по вождению грузовых автомобилей для женщин в обозримом будущем собираются отменить. О таком намерении правительства в сентябре прошлого года заявил журналистам глава Минтруда Максим Топилин. Также, по словам министра, из списка будут исключены ограничения на работы в хлебопекарном производстве, на воздушном, морском, речном и железнодорожном транспорте, работу машинистов спецтехники. По мнению чиновников, снятие ограничений оправдывается современной автоматизацией технологических процессов и поможет расширить возможности женщин на трудоустройство, а также сократить разрыв зарплат между мужчинами и женщинами.

Ссылка на основную публикацию