Поляки представили внедорожник для спасательных операций в горах

Поляки разработали спасательный SUV Surgo Mountain Rescue Vehicle

Дизайнеры из польской компании 2sympleks при содействии спасателей разработали специальный внедорожник Surgo Mountain Rescue Vehicle, основное призвание которого участвовать в спасательных операциях в горах.

Пока уникальный SUV существует лишь в виде концепта масштабом 1:10.

Польские дизайнеры рассказали, что салон вместимостью 8 человек способен также с удобством поместить и спасательное снаряжение.

Предполагается, что спасательный внедорожник при своих внушительных габаритах получит отменные динамические характеристики и повышенную проходимость. Такое обещание подтверждено уникальной полноприводной системой.

Наряду с этим, переднюю часть SUV-спасателя сделали зауженной и это позволило интегрировать громоздкие амортизаторы и дифференциал с функцией блокировки.

Обширное лобовое стекло обеспечивает оптимальный обзор, а навигационный монитор расположен на уровне пассажирского кресла в передней части.

Помимо этого внедорожник оснастили шестью складывающимися креслами, для удобной транспортировки пострадавших.

О серийном производстве польской разработки пока ничего не сказано.

  • Мы в соцсетях:
  • Одноклассники,
  • Facebook,
  • Вконтакте

Обсудить

Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Многие современные модели автомобилей оснащаются специальной крышкой для двигателя, крепится она специальными болтами и клипсами для подрамников. Тем не менее, автомобилисты часто убирают эту защиту, а зачем, знают не все.

Предназначение накладки для двигателя. Раньше пластиковые крышки для двигателя можно было в основном встретить только на премиальных машинах, однако сейчас подобную накладку получают даже бюджетные модели китайского и корейского производства.

На самом деле наличие крышки на агрегате усложняет ремонт авто, а также его обслуживание. Как считают опытные автомобилисты и эксперты, никакой видимой пользы от такого оснащения практически нет, оно не устраняет шум и вибрации в салоне, не влияет на теплоэффективность мотора, не защищает от влаги и механических повреждений. Скорее всего, применяются крышки для декоративных целей.

Зачем снимать крышку? Многие владельцы автомобилей предпочитают снимать пластиковую крышку с двигателя, так как она затрудняет ремонт и обслуживание силового агрегата. К примеру, даже банальная замена свечей потребует нескольких часов работы, то же касается проверки зазоров у электродов свечей зажигания. Иногда под капотом могут протечь и технические жидкости, что невозможно увидеть из-за “кожуха”. Если водитель пропустит момент, когда под капотом начало протекать масло или антифриз, в дальнейшем возможно возникновение более критических поломок, устранение обойдется в солидные суммы.

Стоит учитывать и то, что подобные крышки используют недобросовестные автомобилисты, чтобы скрыть следы аварии или ремонта автомобиля не оригинальными запчастями. В то же время производители машин утверждают, что дополнительная крышка защищает силовой агрегат от грязи и влаги, тем не менее, она может скапливаться под пластиком, что также не сможет заметить владелец транспортного средства.

Крышку, как отмечают некоторые водители, можно также выгодно продать, что тоже является подходящим вариантом для тех, кому попросту она не нужна.

Итог. Многие опытные водители предпочитают избавляться от пластиковой крышки на двигателе, которой в последнее время оснащаются даже бюджетные модели. Автомобилисты отмечают, что оборудование только мешает ремонту и обслуживанию навесных комплектующих и двигателя, такие конструкции не выполняют каких-либо функций и не имеют практической пользы. С ними сложно заметить подтеки масла или выход из строя мелких деталей.

Популярный российский актер является рекламным «лицом» бренда Audi, поэтому не удивительно, что гоняет Александр Петров исключительно на автомобилях этого немецкого автоконцерна.

Самым габаритным автомобилем в гараже актера является кроссовер Audi Q7, под капотом которого расположен движок объемом 3 литра мощностью 330 «лошадок». До 100 км/ч он разгоняется всего за 6 секунд, что является весьма хорошим показателем для кроссовера. Стоимость автомобиля в стартовой комплектации – 4,5 миллионов рублей.

Еще одним из автомобилей, на котором ездит актер, является седан Audi A8 класса люкс. Это отличный немецкий спортивный седан. Технические характеристики у него схожие с Audi Q7, хоть и немного отличаются. Автомобиль укомплектован 3-х литровым двигателем мощностью 340 «лошадок», разгоняется максимально до 255 км/ч. Стоимость модели 7 млн. руб.

Третий и пока последний автомобиль в гараже актера – Audi A7, под капотом которого все тот же 3-х литровый двигатель мощностью 340 л.с. и максимальной скоростью 250 км/ч. Автомобиль оснащен 7-ступенчатой коробкой передач, что позволяет экономить топливо. Стоимость модели 5 млн. руб.

Любопытно, какой бы автомобиль выбрал для себя Александр Петров, если бы он не был «лицом» бренда Audi?

Среди автолюбителей бытует расхожее мнение, что если на ходу включить передачу в положение “парковка” (“P”), или попытаться включить заднюю передачу (“R”), то единственное, что ожидает АКПП – это моментальное разрушение. Безусловно, включать несопоставимые режимы на автоматической коробке не стоит. Но так ли страшен черт, как его малюют?

Чтобы не размахивать руками в воздухе, предлагаем рассмотреть содержимое этой самой коробки. Ниже на снимке мы можем увидеть элементы защиты “от дурака”, которые имеются в любой коробке-автомате.

Если по незнанию или собственной глупости водитель вдруг переключиться в режим “P”, то сработает храповый механизм. Если машина находится в движении, стопор просто не зафиксируется “собачкой”.

А задняя передача просто не включится. От данного необдуманного действия водителя защищает клапан гидроблока коробки-автомата.

Поэтому все страшилки, которыми переполнены тематические форумы, это ерунда.

А какие защиты “от дурака” в автомобиле знаете вы? Поделитесь своим опытом в комментариях.

Одни геройствуют, другие платят

Недавняя операция в Китае по поиску и спасению российских туристов среди прочих подняла и финансовые вопросы. В какие суммы обходится “безумство храбрых”? Кто оплачивает дорогостоящие операции по спасению туристов-экстремалов? В этом попытался разобраться корреспондент “Известий” Александр Андрюхин.

Непобитый рекорд — удовольствие дорогое

До печальной истории, произошедшей с российскими туристами-экстремалами на китайской реке Юрункаш, мало кто задумывался, что неудачный поход за рекордами может влететь в копеечку. Сотни спасателей, самолеты, вертолеты. Только на связь было затрачено $130 тыс. Плюс расходы на авиаперелет, командировочные и т.д. Всего же, по словам замдиректора департамента оперативного управления МЧС Андрея Легошина, поиск туристов обошелся российской стороне в $250 тыс.

Китайским спасателям это обошлось еще дороже. Со стороны Поднебесной в операции участвовало 8 тысяч человек и три вертолета, в общей сложности налетавших 86 часов. А час полета винтокрылой машины в среднем обходится в 1,5 тыс. евро! По предварительным данным, на спасение наших туристов Китай затратил более $2 млн. Кто оплатит расходы?

Экстремалы умышленно повышают степень риска

Как заявил “Известиям” руководитель поисковой группы МЧС Андрей Легошин, китайцы имеют полное право выставить России счет. Однако глава департамента международной деятельности МЧС России Юрий Бражников уверен, что этого не случится.

— Во-первых, китайцы сами разрешили идти нашим туристам по реке Юрункаш, следовательно, действия спортсменов нельзя расценивать как самовольные. Во-вторых, китайцы знают, что, если подобное произойдет с их гражданами в нашей стране, мы также проявим добрую волю и не предъявим счета.

Тем не менее многие убеждены, что туристы сами должны отвечать за свои авантюры. На интернет-форумах нередко можно встретить такие высказывания: “Неужели спасение таких путешественников должны оплачивать налогоплательщики?!” А профессиональные путешественники еще и с недоумением отмечают недостаточную техническую подготовленность группы.

— Сергей Черник (погибший руководитель туристов-водников. — “Известия”) — он, конечно, герой, хотел установить рекорд, — говорит известный путешественник Дмитрий Шпаро. — Но почему, отправляясь по такому серьезному маршруту, он не взял с собой хотя бы навигационный буй, которому цена-то 400 долларов?!

Ему вторит Юрий Бражников из МЧС.

— Да если бы взяли элементарную ракетницу или краску для воды, это бы в сто раз облегчило поиски, — говорит он. — Александр Зверев (один из спасшихся членов экспедиции. — “Известия”) говорил, что каждый день видел летающий над ним вертолет. Он махал руками, а с вертолета его не видели. Пустил бы ракету — его бы сразу обнаружили.

Другой известный путешественник — Виталий Сундаков еще более категоричен:

— Перед тем как идти по такому маршруту, следует максимально просчитать ситуацию. Но экстремалы преследуют иные цели, чем путешественники. У путешественника цель научная. А экстремалы идут в походы ради острых ощущений. Они даже умышленно повышают степень риска, отказываясь от спасательной экипировки, средств навигации, связи и сигнальных ракет. Не думаю, что группа, которую пришлось спасать в Китае, в чем-то ошиблась. Ребята понимали, на что шли, и были готовы рисковать. Они искали себе трудностей — и нашли их.

“Мы не имеем права брать деньги за спасение”

Трагедия в Китае — это лишь отдельно взятый случай. В безвыходные ситуации любители экстремального отдыха попадают довольно часто. Дважды в год на Дальнем Востоке и в Финском заливе рыбаков снимают с льдин вертолеты спасателей.

— На поиск и снятие одного рыбака с льдины затрачивается от 100 тысяч до миллиона рублей, — сообщили “Известиям” в Дальневосточном региональном центре МЧС. — Несмотря на ежегодные предупреждения об опасности, каждый сезон мы снимаем со льдин до 500 человек! И еще никому не выставили счет.

То же самое происходит и в горах. В Приэльбрусье ежегодно приезжает до 5 тыс. туристов. Спасатели предупреждают о таянии льдов, плохой погоде и лавиноопасных участках. Однако большинство туристов пренебрегают запретами. В результате для их поисков поднимаются вертолеты, выкатывается спецтехника и десятки спасателей отправляются в горы. Редкий год обходится без крупномасштабной поисково-спасательной операции. Их стоимость оценивается от $100 тыс. до $500 тысяч. Ситуация усугубляется тем, что приэльбрусский спасательный отряд “Нальчик” своих вертолетов не имеет. Приходится вылетать из Сочи, а час полета стоит 60 тыс. рублей.

Все затраты на спасение — за счет МЧС. А поскольку МЧС — структура государственная, то это значит, что за счет налогоплательщиков. Многие путешественники почему-то считают, что так и должно быть. Самое поразительное, что по действующему законодательству они правы.

— Бесплатное спасение прописано в положении об МЧС, — пояснил “Известиям” Андрей Легошин. — МЧС России обязано спасать наших граждан, причем бесплатно. Почему? Потому что мы — бюджетная организация, и другие источники дохода, кроме как из бюджета, для нас не предусмотрены. Вот почему мы не имеем права брать деньги за спасение.

По его словам, МЧС обязано бесплатно спасать не только россиян, но и иностранных граждан. Поскольку по нашей Конституции на территории России они обладают теми же правами, что и россияне. И иностранцы вовсю этим пользуются. Именно загрантуристы — основная беда Приэльбрусья.

— Российское законодательство обязывает иностранцев регистрироваться в миграционной службе и получать пропуск в погранзону, — пояснил заслуженный путешественник России Сергей Минделевич. — Но оно не обязывает ставить в известность спасательные службы о своих маршрутах. Большинство российских туристов добровольно регистрируются у спасателей, поскольку это одно из условий официального зачета категории сложности маршрута. Категория в туризме — это как разряд в спорте. Иностранцам наши разряды не нужны. Они идут в гору просто ради удовольствия. И никому не говорят куда. В результате на поиск иностранцев затрачивается в десятки раз больше денег, чем на поиск соотечественников. При мне был такой случай. На Эльбрус полезли поляки. Спустился туман. Они потеряли ориентировку. Куда-либо идти опасно — повсюду трещины. Телефонов спасательной службы они не взяли. Позвонили родным в Краков. Те связались с посольством в Москве. Из Москвы звонок дошел до Приэльбрусья. Пока информация дошла до спасателей, у поляков села батарейка в телефоне. Где их искать, непонятно. Подняли в воздух с десяток вертолетов. Разумеется, нашли. Но на поиски ушел чуть ли не годовой бюджет спасателей Приэльбрусья. Никакого счета полякам не выставили. А надо бы.

Любопытно, что поисково-спасательные операции не всегда были бесплатными. В Советском Союзе считалось, что экстремал, которого никто не заставлял идти в горы, должен сам оплачивать услуги вертолета, если потребуется его искать. Сумма могла набежать весьма внушительная: час полета вертолета в горах стоил 500 рублей — две вполне приличные месячные зарплаты.

Как английские шпионы заблудились в Мексике

А как обстоит дело за рубежом? Так же ли на спасение иностранных туристов тратятся миллионы государственных денег?

— Ни в коем случае! — говорит доцент Института международного права и экономики им. Грибоедова Елена Осавелюк. — К примеру, в США большинство гор, облюбованных туристами, входят в национальные парки. За пребывание там турист обязан платить деньги. Небольшие — от 15 до 50 долларов. Но в эту стоимость входит и оплата спасателей, если турист вдруг исчезнет и придется проводить поисково-спасательную операцию. Кстати, в национальных парках работают собственные спасательные службы.

Однако если турист исчезает вне национального парка, его ищут государственные спасатели. И тоже не бесплатно — невзирая на лица и ранги.

— Например, в Мексике сотрудники британских спецслужб под видом туристов-спелеологов приехали в одно из ущелий, — продолжает Елена Осавелюк. — Им нужна была информация о полезных ископаемых. Один из них потерялся в пещере. Товарищи не смогли собственными силами извлечь его наружу. Тогда они обратились в британское посольство, а посольство обратилось к правительству Мексики с просьбой подключить к поискам Британские ВВС. Мексика ответила отказом, заявив, что она — суверенная страна. Мексиканские спасатели сами разыскали спелеолога-службиста. Но за его поиски предъявили Британии внушительный счет.

По словам замдиректора Департамента оперативного управления МЧС Андрея Легошина, во Франции тоже иностранному туристу лучше не теряться. Это может влететь в копеечку, если он не застрахован.

— К примеру, приедешь покататься на лыжах в Шемани, — рассказывает Легошин. — Потеряешься в горах. Тебя разыщут и спасут. Но как только положат в вертолет, тут же включается счетчик за розыски, оказание медицинской помощи, за доставку. И будь любезен — заплати. Если, конечно, у тебя нет страхового полиса.

Поэтому в большинстве заграничных стран так развит рынок страхования туристических рисков. Россияне, попав за рубеж, тоже страхуются в зарубежных компаниях. Иначе стоимость спасения придется целиком оплачивать из собственного кармана.

За спасение Шпаро платили американцы

Знаменитый Дмитрий Шпаро — ярый сторонник страхования. Вместе с сыновьями он трижды пытался преодолеть Берингов пролив, но перешел его только на третий раз.

— Нас спасали дважды, — вспоминает Дмитрий Шпаро. — Один раз американцы, другой — русские. Береговая охрана США истратила кучу денег на наше спасение, но вот парадокс — американские спасатели гордо заявили, что за наше спасение денег не возьмут. А ведь ради такого-то случая мы и страховались! Во второй раз нас спасали русские. Так вот, “Чукотские авиалинии” выставили довольно внушительный счет, не помню уж сколько. Это был 1997 год, МЧС еще не существовало, и практиковалась оплата спасательных операций. К счастью, мы были застрахованы американской страховой компанией. Которая и оплатила счет за наше спасение.

Страхование рискованных предприятий могло бы снять массу финансовых вопросов. Сейчас семьям погибших в Китае туристов выставлен счет за транспортировку, хранение и приведение тел в порядок. Сумма впечатляющая — 22 тыс. евро. Это пока единственный счет, выставленный китайской стороной. Но и это, по мнению многих туристов, слишком дорого.

— В рамках наших страховых обязательств мы не раз оплачивали подобные услуги, — уверяет “Известия” один из руководителей Военно-страховой компании Борис Ивонтьев. — В среднем они обходятся в 30 тыс. евро. Так что сумма, которую назвали китайцы, вовсе не запредельная, вполне по-божески. Такие же расценки и по Европе. Другое дело, что если бы туристы застраховали свои жизни, то счет оплачивали бы страховщики, а не родственники погибших.

Что касается спасательных операций, то, как уже говорилось, таких видов страховок в России нет. Их финансирование целиком идет из госбюджета, то есть лежит на плечах налогоплательщиков. Реакция на трагедию российских туристов в Китае показала: большинство россиян считает такую систему несправедливой.

— Дикий туризм нужно поставить в нормальные рамки, — убежден замдиректора Департамента оперативного управления МЧС Андрей Легошин. — Туристы должны страховать свои риски, а затраты на их спасение должны погашаться из фондов страховых компаний.

Чего не хватило нашим туристам

Малая сигнальная ракета — $15,

краска для окрашивания воды — $10,

зеркальце — для подачи сигнала вертолетам — $5.

Если бы у российских туристов были эти вещи, их поиски продолжались бы не более суток.

Альпинист, застрявший в горах Пакистана: «Я был на грани. Еще одной ночи бы не пережил»

«Невозможное – не навсегда». Фильм с таким названием хотели снять российские альпинисты Александр Гуков и Сергей Глазунов . Но кинокартина быстро превратилась в реалити-шоу «Остаться в живых». Один альпинист во время восхождения погиб, а второй неделю был на грани смерти. 7 дней один на один в палатке, заваленной снегом в горах Пакистана на высоте 6200 метров. Без сотовой связи и помощи извне. С переживаниями о смерти друга. Но турист из Петербурга Александр Гуков выжил. «Комсомолка» выяснила, как альпинист прожил неделю заточения в снежном плену.

«ЕЛ СУП И КАШУ»

25 июля друзьям Гукова пришел сигнал SOS: «Серега улетел. Я вишу на стене без снаряжения». «Мне нужна помощь». «Меня нужно эвакуировать». Сергей Глазунов сорвался с горы и погиб. Сам же Александр остался без снаряжения и застрял на высоте, с которой выбраться без специальной техники невозможно. Тем не менее, Александр взял себя в руки и сумел спуститься на несколько метров ниже на выступ в горе. Под углом в 60-70 градусов. Альпинист разбил палатку, в которой расстелил спальник. В это же время друзья альпиниста занялись спасательной операцией.

– Мы сделали заброску с вертолета с едой и газом для горелки, но не знали, получил ли Саша ее, – рассказывают альпинисты.

Александр хотел покорить Латок-1 Фото: СОЦСЕТИ

Поначалу все думали, что у Александра была с собой только половина шоколадки. Но оказалось, что заброску альпинист все-таки получил.

– В заброске я получил еду и газ для горелки, без них бы пришлось туго, – признался Александр своим друзьям. – У меня были шоколадные батончики, быстрорастворимые супы и каши. Я топил снег на горелке, кипятил воду и делал себе еду. На третий день чувство голода у меня исчезло.

«ДЕЛАЛ МАССАЖ НОГ И РУК»

И если голод на третий день перестал мучить Александра, то отсутствие людей и связи привело к тому, что у альпиниста начались галлюцинации.

– Я уже не надеялся, что меня спасут, хотел одно – чтобы обо мне не забыли, – поделился Александр с друзьями. – У меня начались галлюцинации. Мне привиделся альпинист, с которым я пытался покорить Латок-1 за год до этого. Мне казалось, что мы сидим с ним вдвоем и едим пельмени.

Александр провел в горах неделю Фото: OfficialDGISPR

Чтобы не замерзнуть насмерть Александр каждый день делал себе массаж рук и ног. Это было его единственное занятие на всю неделю.

– Я старался делать массаж, – рассказал Александр координатору спасательной операции Анне Пиуновой. – Следил за конечностями. Но это было очень сложно, потому что я лежали не мог пошевелиться. Палатку засыпало снегом и меня придавило. Из развлечений были только «телепорталы». Пока у него были силы, я откапывался от снега. Но последние два дня сил уже не было. Поэтому я перестал убирать снег. И мои ноги так и были присыпаны. Поэтому я их и отморозил.

«ЕЩЕ ОДНУ НОЧЬ БЫ НЕ ПЕРЕЖИЛ»

Вертолеты военных Пакистана, несмотря на облачность, поднимались в воздух каждый день. Друзья альпиниста просили об этом, чтобы у Александра была надежда на спасения. Чтобы он знал, что о нем не забыли. По словам россиянина, это ему помогло не сдаваться.

– Я слышал вертолеты, но понимал что облачность низкая, поэтому ко мне они не долетят, – поясняет Александр. – Но это придавало сил.

У Александра были галлюцинации в горах Фото: OfficialDGISPR

Через неделю снежного плена Александр был уже на грани смерти. Еще бы один день, и спасатели могли обнаружить альпиниста мертвым.

– Под утро перед тем, как меня спасли, мне мерещилось, что я дома, – поделился с друзьями Саша. – Потом когда в себя пришел, понял – я еще тут. Следующую ночь я вряд ли бы пережил. Утром выкинул спальник. Он очень промок. От него было больше холода, чем тепла. Ночь без спальника на такой высоте не перенести. Я был на грани.

К слову, Александру помогло то, что его долгое время не могли найти пилоты вертолета. Поиски велись около 40 минут. Этого времени альпинисту хватило, чтобы выбраться из палатки. Когда россиянин цеплялся к тросу, вертолет чуть не потерпел крушение. Поначалу друзья подумали, что Саша забыл отцепить страховочный трос от скалы, но оказалось, что он просто не успел. Руки были замерзшие, поэтому он все делал медленно. К счастью, от сильного толчка страховка порвалась.

На спасение Александра собрали миллион рублей Фото: OfficialDGISPR

«ДЛЯ СПАСЕНИЯ СОБРАЛИ МИЛЛИОН РУБЛЕЙ»

Сейчас Александр продолжает оставаться в военном госпитале. К счастью, серьезных проблем со здоровьем у него нет.

– Саша довольно бодрый, – улыбается Анна Пиунова. – Поначалу он не мог говорить, лепетал. Не мог ходить, его несли на руках. Сейчас он уже разговаривает. Ампутация ему не грозит. Доктора посмотрели, сделали анализы, состояние у него нормальное. Некрозов нет. Он обезвожен, ослаб, но с этим проще справиться. Сейчас мы готовим борт медицинский. МЧС нам пообещало при необходимости его предоставить. Мы думаем, когда сможем забрать Сашу. Но нужно, чтобы он немного окреп.

Друг Александра погиб в горах Фото: OfficialDGISPR

К слову, последнюю спасательную операцию военные Пакистана провели бесплатно. Ранее же борты вылетали на облет горы за деньги.

– Поначалу расходы покрывала страховка Саши, – поясняет Анна. – Но она быстро закончилась. Тогда мы на нашем сайте альпинистов mountain.ru организовали сбор денег. За день собрали миллион рублей. Мы сразу поняли, что этих денег хватит. И к вечеру приостановили сборы. Один час полета вертолета нам обходился в 3,5 тысячи долларов. Вертолеты вылетали иногда по несколько раз в день. Операция была недешевая. Но денег нам хватило. У нас еще осталось. Эту сумму мы поделим между Александром, чтобы у него были средства на лечение, и семьей погибшего Сергея.

К слову, Сергей уже поблагодарил армию Пакистана за спасение:

– Спасибо пакистанской армии, она лучшая в мире, – улыбнулся на видео Александр. – Вертолеты, пилоты просто лучшие в мире. Я под большим впечатлением. Особенно от людей, они дружелюбные, всегда готовы прийти на помощь, а еще они очень храбрые и открытые. Это очень впечатляет, спасибо. Пакистан, Россия – дружба навсегда.

Как все произошло Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

А В ЭТО ВРЕМЯ

Семья не будет забирать тело погибшего альпиниста

В Пакистане решили приостановить операцию по извлечению тела альпиниста Сергея. Если спасатели и вылетят за погибшим, то только по своей инцициативе.

– Альпинисты несколько раз подходили под стену в поисках тела, – уточняет Анна. – Мы примерно поняли, где тело. Но достать его очень сложно, нужно организовывать отдельную операцию. Спасатели будут рисковать жизнью. Они могут погибнуть. Мы поговорили с семьей Сережи. Они решили не доставать его. Его родственник – альпинист. И он понимает сложности этой операции. Был случай, что при таких обстоятельствах, уже погибли 8 спасателей.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Обморожение ног и обезвоживание»: Медики рассказали о состоянии спасенного в Пакистане российского альпиниста

Травмы во время эвакуации Александра Гукова с горы получил также один из военных пилотов (подробности)

Российский турист, застрявший на неделю в горах Пакистана, чуть не уронил вертолет во время своего спасения

Россиянин зацепился за воздушное судно тросом на высоте 6200 метров, но забыл открепить свой карабин от скалы. К счастью, пилот вовремя среагировал и сумел удержаться в воздухе (подробности)

«Серега улетел, меня нужно эвакуировать»: в Пакистане спасают альпиниста из Петербурга

Скалолаз остался на высоте без еды и снаряжения (подробности)

Неприступный Латок: российский альпинист оказался зажат в снежной ловушке на горе-убийце без связи и еды

Друзья спортсмена ведут прямую трансляцию спасательной операции (подробности)

“Меня завалило снегом”: В Пакистане не смогут доставить еду туристу, застрявшему в горах после смерти друга

Александр Гуков уже пять дней находится на высоте 6 200 метров. Связи и продуктов у мужчины нет (подробности)

Гору в Пакистане, где застрял турист из Петербурга, накрыло снежной лавиной

Погода уже неделю не дает спасателям подобраться к вершине Латок-1, где россиянин ждет помощи без еды и связи (подробности)

Спасти альпиниста

Питерец Александр Гуков и Сергей Глазунов из Иркутска намеревались совершить восхождение на Латок-1 – одну из вершин пакистанской горной системы Каракорум (высота над уровнем моря – 7145 м).

Через несколько дней после начала экспедиции альпинисты сообщили о том, что оставили все тяжелые вещи в базовом лагере на высоте 5500 метров и отправились штурмовать вершину. Однако на отметке 6200 метров Сергей Глазунов сорвался со склона горы и погиб, а Гуков попросил эвакуации.

Спасательная операция осложнялась непростым ландшафтом и тяжелыми метеоусловиями. Лишь через семь дней после начала спасательных работ пилотам пакистанских ВВС на вертолетах удалось снять застрявшего в горах российского альпиниста.

С Латока-1 Гуков был доставлен в госпиталь в город Скарду. Его состояние оценивается как тяжелое: за дни, проведенные на горе, Александр сильно ослаб и говорить мог с огромным трудом. Зато обошлось без обморожений. Сообщается, что в Исламабаде готов борт Ил-76, который доставит альпиниста в Питер.

Манящий Латок

Вершина Латок-1 считается одной из самых привлекательных для альпинистов высшего класса. Точнее, северная сторона горы, представляющая собой, так называемую big wall, “большую стену”. По более легкой южной стороне люди на Латок-1 уже поднимались. По северной – нет. Хотя с 1978 года соответствующих попыток было больше 50. Все закончились неудачей.

В прошлом году взойти на Латок-1 попытался и Александр Гуков, но его группа добралась только до отметки 6800 метров. Дальше не пустила непогода. Тем не менее Гуков от амбициозной затеи проложить маршрут через северную сторону Латока-1 не отступился. “Одно теперь я знаю точно: Латок-1 по северному гребню реален. Сложный и изнурительный, но реальный. На этот раз не взошли, но думаю, что у нас есть все шансы сделать это в следующий раз”, – писал Александр в своем блоге.

Следующий раз наступил в июле нынешнего года. В напарники 42-летний Гуков взял 26-летнего Сергея Глазунова, который несмотря на относительно юный возраст был уже мастером спорта и чемпионом России. Дуэт начал восхождение на Латок-1 10 июля. А 22 июля альпинисты сообщили о том, что оставляют тяжелые вещи в базовом лагере на высоте 5500 метров и начинают решающий штурм вершины. Провизию при этом Гуков и Глазунов взяли всего на пять дней.

Но исполнить задуманное не удалось. “Вчера, 25 июля, в 12.24 по московскому времени пришел сигнал SOS, – сообщила подруга Гукова Анна Пиунова. – А у нас с Саней Гуковым была договоренность: если аккум на нуле и дела плохи, он высылает SOS и высоту, но в следующем сообщении Саша написал: “МНЕ НУЖНА ПОМОЩЬ”. И следом: “МЕНЯ НУЖНО ЭВАКУИРОВАТЬ”. А через иридиум: “Серега улетел. Я вишу на стене без снаряги”.

У сорвавшегося насмерть Глазунова были запасы еды и все снаряжение. Но даже без него Гуков умудрился найти выступ, чтобы закрепить палатку. Там, погребенный снегом, словно в коконе, на высоте 6200 метров альпинист и дожидался спасения.

– Спасибо, что помогли мне, – сказал Гуков спасателям перед перелетом в госпиталь. – Мне снилось, что я уже дома, но я понимал, что слишком далеко. Надеялся, что обо мне не забыли. Спасибо вашим пилотам, им было тяжело из-за наклона стены. Но они справились.

Чудо в горах

Из-за пресловутых метеоусловий и без того уникальная по своей сложности спасательная операция затянулась на неделю. Извлечь альпиниста удалось только накануне, когда небо прояснилось и “открыло” гору. Координатор штаба по проведению спасательных работ в Пакистане Алексей Овчинников назвал вызволение Александра Гукова чудом. Почему, он объяснил в интервью “Российской газете”.

В чем именно заключается чудо, Алексей?

Алексей Овчинников: Первое – это то, что Гуков оказался живуч. Он 20 дней провел на горе: это очень высокая нагрузка для организма. Последние три дня он был фактически без еды и воды. Еда, которую мы ему скинули пять дней назад, кончилась, а горелкой он почему-то воспользоваться не смог. То есть он не мог топить воду и ел только снег. Живучий организм. Второе, поскольку выпало 30 сантиметров снега, была высокая вероятность, что его может снести лавиной. Он сам нам писал эсэмэски, что лавины сходят там в нескольких метрах от него. Это тоже чудо, что лавины прошли мимо и его не накрыло. А третье – это история с вертолетом. Вообще у них потолок – четыре тысячи метров, выше пилоты стараются не подниматься. Просто потому, что воздух становится очень разряженным, и вот эти лопасти, которые вращаются, уже не создают тягу для вертолета. Вертолет на высоте шесть тысяч метров становится очень неустойчивым и может опрокинуться в любой момент. А если еще в такой ситуации сбрасывать трос и на этом тросе должен висеть человек. одним словом, это была очень сложная технически операция – подлететь, зависнуть, скинуть трос, пристегнуть человека, улететь. В интернете можно легко найти видеоролики, как вертолеты во время таких операций разбиваются.

То есть пилоты рисковали?

Алексей Овчинников: Они боялись лететь, у них было мало опыта. Пакистанцы на своей военной базе два дня тренировались один только трос скидывать. Это так называемый лонглайн, внешняя подвеска, трос длиной 50-60 метров. На него подцепили спасателя и поднесли к палатке, где был Гуков. Александр оттуда вылез, его пристегнули к тросу и спустили на ледник.

Что, по-вашему, двигало ими в данной ситуации? Когда на кону твоя жизнь, о деньгах, наверное, уже особо не думаешь.

Алексей Овчинников: Мне кажется, тут все просто: люди должны спасать людей. Это по-нормальному, это по-человечески. Я бы на их месте сделал то же самое.

Как действовали вы, когда узнали обо всей этой истории?

Алексей Овчинников: Я Александра Гукова лично знаю: как только выяснилось, что он жив, то я уже не мешкал. Спасательными работами я занимаюсь не в первый раз, знаю, как все это организовывать, особенно за рубежом. У нас в принципе были похожие ситуации. Например, восемь лет назад команда под руководством Александра Одинцова попала в плен к индейцам в Венесуэле. Пришлось через наш МИД звонить в приемную к Уго Чавесу. В итоге отправили за ребятами борт с национальной гвардией с автоматами, чтобы они вызволили наших из плена. Здесь надо отдать должное нашему МИДу и посольству в Пакистане и выразить благодарность Сергею Лаврову, который в этой ситуации лично сразу среагировал. От моего звонка оперативному дежурному в посольство до начала работ прошло меньше часа. Это очень быстро. Нам сразу предоставили помощника посла РФ в Пакистане Вадима Зайцева, который взял на себя массу всего. Это же и переговоры с военными, с местными властями. Отдельная история, как мы делали паспорта спасателям и перебрасывали им визы, получали разрешение на полеты.

Правильно я понимаю, что спасработы требуют серьезных финансовых затрат. Как решался этот вопрос?

Алексей Овчинников: Гуков был застрахован на 20 тысяч долларов. К страховой компании нет никаких претензий, они очень быстро отработали ситуацию. От нашего звонка по поводу несчастного случая до того, как они вышли на пакистанских властей, прошло часа два. Имеющиеся 20 тысяч были исчерпаны за четыре дня спасработ: это на самом деле небольшая сумма. Обычно полеты стоят дороже, но пилоты выставили довольно бюджетные расценки. Когда деньги закончились, мы объявили сбор средств. За сутки собрали порядка миллиона рублей. Думаю, вся эта сумма будет израсходована. Потому что вертолеты после четырех дней летали еще три, плюс мы собираемся заказать облеты, чтобы найти тело Сергея Глазунова.

С вердиктом не спешат

Что привело к гибели Глазунова, ошибки альпинистов или независящие от них обстоятельства, – с выводами в ФАР предпочитают не спешить. “Будет анализ несчастного случая. Выслушают Гукова, который предоставит письменно показания. Ситуацию всесторонне изучат и сделают соответствующие выводы. Думаю, это произойдет в течение полугода”, – подчеркнул член правления ФАР Александр Одинцов.

При этом, по его словам, трагедия на Латоке-1 ничуть не скажется на его заманчивости для альпинистов: “В этом году там погода никакая, а в следующем будут новые экспедиции. Стена-то не пройдена”.

Критическая ситуация, в которой оказался российский восходитель, а также операция по его спасению, имеют аналоги в истории мирового альпинизма. Так, в 2005 году в безвыходном положении оказался знаменитый словенский спортсмен Томаш Хумар. Он намеревался в одиночку покорить юго-восточную, Рупальскую стену горы Нанга-Парбат – девятой по высоте вершины мира (8126 метров), одного из трех самых сложных и опасных восьмитысячников, находящегося в Пакистане, в том же горном массиве, что и вершина Латок.

Хумар успел подняться по стеновому участку до высоты 6400 метров, когда был застигнут внезапным снегопадом, который не прекращался шесть дней. Альпинист провел пять “холодных” ночевок на узкой полке, постоянно засыпаемой снегом. В последнюю ночь температура в спальном мешке опускалась до -5 градусов, а одежда примерзала к телу. Спасательная операция была организована вооруженными силами Пакистана. Как только позволила погода, к Хумару приблизился легкий вертолет, откуда ему был сброшен трос, за который изможденный спортсмен смог зацепиться и был благополучно доставлен в базовый лагерь.


Ссылка на основную публикацию