От вида новой Ferrari челюсть отвисает не по-детски

«Перекроила» лицо: личный опыт девушки после трёх операций

Двухчелюстная операция , гениопластика и ринопластика — именно к этим хирургическим вмешательствам обратилась читательница Cosmo. Почему девушка решилась на это и как выбрала врача , что стоит знать о постоперационном периоде и на какие моменты стоит обратить внимание — узнай из ее личной истории.

Cosmo рекомендует

Уменьшились на глазах: какой макияж сужает веки – разбираемся на примере звезд

Пуховик, который обожают все модницы: лучшие модели с отложным воротником-2020

Мой путь к подобным изменениям во внешности начался еще в 2010 году , когда я первый раз поставила брекеты. На тот момент об ортогнатических операциях ( иными словами , о хирургическом воздействии на челюсть) знали , мне кажется , только самые профессиональные стоматологи-ортодонты , к которым мой ортодонт , к сожалению , не относился. В итоге — минус 2 верхних зуба. Да , зубы стали прямыми , но прикус как был странным , таким и остался. Это только потом я узнала такие слова , как дистальный и мезиальный , но это случилось сильно позже… Об этом расскажу подробнее.

Стадия 1: осознание

В 2015 году я начала задумываться над тем , что мой профиль , мягко говоря , далек от идеала и сделать ринопластику было бы совсем неплохо. В профиль нос предательски торчал впереди челюсти , и мне это не нравилось. Я стала прикидывать стоимость операции и наткнулась на форум о пластической хирургии , где заметила ветку о гениопластике ( то есть костном перемещении подбородка), изучила и подумала , что , возможно , это как раз мой случай. Я зарегистрировалась , написала в поддержку хирургов , чтобы они подсказали , что мне лучше сделать — нос или подбородок. И тут на удивление мне пришли ответы от нескольких хирургов , они единогласно рекомендовали для начала поправить прикус.

Стадия 2: выбор хирурга

Пластик-фантастик: 5 самых странных запросов у пластических хирургов

Затем я еще пару недель изучала информацию в интернете на тему операций на челюстях. Всем , кто задумывается о подобных вмешательствах , крайне рекомендую изучить страницы ветки про остеотомию. Там есть несколько крайне интересных историй как с хорошим результатом , так и с не самыми удачными вариантами развития событий , которые , к сожалению , также имеют место быть.

Потом начался поход по хирургам. В России несколько гуру в области челюстно-лицевых операций: в Санкт-Петербурге — Андрей Андреищев , в Москве же — ученики Алексея Дробышева ( все выходцы из МГМСУ): Андрей Сенюк , Константин Куракин , Александр Глушко. Врачу Андреищеву я писала дважды и ответа , увы , не получила. К самому Дробышеву попасть крайне сложно , так как он до сих пор заведует кафедрой челюстно-лицевой хирургии МГМСУ. Я ходила к Андрею Сенюку в его клинику на Нахимовском проспекте. Большой профессионал , но просто не «мой хирург». Потом была у Александра Глушко , и он предложил сделать рино- и гениопластику. Последним , к кому я попала , был Константин Куракин. И я тут же поняла , что это он. Почти полчаса подробных объяснений , что к чему , и я вышла с ощущением , что если и сделаю это , то только у него. Так я прошла стадию выбора хирурга.

Стадия 3: ортодонт

Для меня было важно , чтобы ортодонт умел работать с такими , как я. Что я имею в виду? Мой прикус был дистальным: нижняя челюсть меньше верхней и уходит назад. От этого в профиль получаешь эффект скошенного подбородка и так называемое птичье лицо. Мы , дистальщики , почти всегда на фотографиях выдвигаем челюсть вперед , чтобы на фото получалось немного гармоничнее. Мезиальный прикус — нижняя челюсть выдвинута сильно вперед. Яркий пример — Ксения Собчак.

Подобные операции можно делать бесплатно — по квоте , так как это считается аномалией и подходит под статью ВМП ( высшая медицинская помощь). Но ( !) у топ-хирургов , фамилии которых я указала , очередь на операции по квоте не менее двух лет. У остальных в МГМСУ очередь поменьше , но , к сожалению , найти о них отзывы в интернете довольно проблематично , поэтому я не рискнула обращаться к ним.

А теперь вернемся к делу: после встречи с ортодонтом тебе делают снимки челюстей , МРТ , назначают удаление « восьмерок», надевают брекеты , в которых нужно ходить около года. За это время многие передумывают делать операцию , а кто-то доходит до конца. Да , операцию делают , когда ты еще носишь брекеты , потому что именно на них крепят специальные крючки и резинки , которые держат челюсть в определенном положении. Мне посоветовали надеть железные из-за их прочности и точно на кольца ( это когда на задних зубах фиксируют специальные металлические кольца , которые держат брекеты).

У меня все усугублялось проблемами с суставом , которые выявились после МРТ. Я какое-то время на брекеты надевала еще окклюзионную каппу , которая ставит на место сустав.

Кстати , хирург может посоветовать ортодонта , с которым он часто работает в паре , а ортодонт , разумеется , может посоветовать хирурга. Но никто ни на чем не настаивает обычно.

А теперь сориентирую по стоимости: удалить зубы можно за 30−50 тысяч , поставить брекеты стоит около 200−230 тысяч ( но эта сумма за весь период лечения , то есть ее выплачиваешь частями), а капа для сустава — еще 50 тысяч. Это « удовольствие» вместе с операцией на носу стоило 470 тысяч рублей , а если не учитывать ринопластику , то 370 тысяч рублей.

Стадия 4: операция

Тут всё просто. Утром я приехала голодная , пришел хирург , показал , что получится в теории после. Я обрадовалась , переоделась и пошла в операционную. Там я пролежала 7−8 часов , пока он «колдовал». Очнулась уже с повязкой на лице. А вот потом началось самое интересное!

— Шок. Да , ты смотрел видео на YouTube подобных историй , ожидал чего-то подобного , но , конечно , не такого. Лицо все онемело и совсем не двигается. Даже жидкое не знаешь , как пить. Сходить в уборную не то что проблема — проблемище ( !).

— Хочется рыдать от того , как тебе плохо после операции. Но , конечно , вариантов нет — уже ничего не исправить , так что ты просто лежишь и терпишь.

— Спать очень тяжело. Мне было еще тяжелее , так как рот почти не открывался , а нос не дышал. Кислорода крайне мало , поэтому спишь по полчаса , просыпаешься — и всё по кругу.

На второй день приезжает хирург и вселяет немного уверенности , что всё будет хорошо. На четвертый день тебя выписывают.

Стадия 5: восстановление дома

Дом есть дом , в нем автоматически становится лучше. Пьешь горсть таблеток несколько раз в день , что крайне сложно , так как , повторюсь , рот практически не открывается.

Из еды — только жидкое: бульон , йогурт , детские каши до 6 месяцев , разбавленные водой. И мой личный лайфхак — шоколадное молоко , которое делало жизнь чуточку приятнее.

Что касается сна , то первую неделю его практически нет. Те , кто делают подобные операции без ринопластики , с такой проблемой не сталкиваются , так как нос у них дышит.

Первые 10 дней действительно очень тяжело. Потом с каждым днем все лучше и лучше. На пятый день из носа вытаскивают распорки ( специальные пластмассовые трубочки), и он начинает дышать. К десятому дню ты уже привыкаешь ничего не есть и приспосабливаешься. Кстати , за месяц восстановления , когда ты ничего не ешь , худеешь примерно на 5−10 кг ( в зависимости от начального веса). У меня ушло 6 килограммов , чему я была безмерно рада.

Еще Константин Куракин отправил меня на восстановление в барокамеру — 10 сеансов по 30 минут. Лежишь , как космонавт , в капсуле и насыщаешься кислородом — это помогает отекам сходить быстрее. Не могу утверждать , так это или нет , так как сравнивать мне не с чем , но сам факт того , что твое бренное тело после операции отправляется в «путешествие» в барокамеру , помогает мыслить позитивно.

Важно уделить особое внимание физическим ощущениям и моральному состоянию. О физических ощущениях: у тебя полностью онемевшая нижняя часть лица , причем как снаружи , так и внутри. Не день , не два , а несколько месяцев. Челюсть как будто не твоя. Восстановление чувствительности — самый медленный процесс , так как по сути тебе перерезали все нервные окончания.

Каждый день ты должен снимать специальные резинки , которые держат челюсть в одном положении , чистить зубы , пытаться открывать рот , а потом заново их , резинки , надевать. А внутри — раны и нитки после операции. И ты их не чувствуешь , но знаешь , что тебе отрезали и переставили челюсть и что эти раны — места разрезов , а эти нитки — это то , что держит твои десна. И вот снимаешь ты резинки , берешь в руки зубную щетку и пытаешься чистить зубы. В первый раз я чуть в обморок не упала. Буквально.

Следующая стадия — ты пытаешься хотя бы немного , но открыть рот , а он вообще не открывается. От слова совсем. Это странно звучит , да , но это пока ты с этим сам не сталкиваешься.

Восстановление открываемости рта — до 4 месяцев для дистальщиков. У мезиальщиков , насколько я знаю , процесс происходит быстрее. Почему именно , может рассказать хирург. Первые пару месяцев ты вообще не веришь , что когда-либо сможешь открыть рот и откусить бургер. Примерно через месяц врач разрешает есть мягкую пищу — бананы , колбасу и прочее. Это очень странно , когда такие простые вещи , как просто откусить бутерброд, — для тебя целое событие , а вкус колбасы — самое лучшее , что ты когда-либо ел.

А морально еще тяжелее. И к этому крайне важно подготовиться. Некоторым , возможно , даже придется общаться с психологом. В течение 3−4 месяцев после операции с твоего лица сходят отеки , и результат кардинально отличается от того , что ты представлял перед операцией. Ведь ты столько лет живешь с этим лицом , научился его более-менее красить , нашел « свою сторону» и позу для фото — и тут всё меняется. Всё! Это совсем не ты. Вот не ты — и всё тут. А еще отеки , и рот не открывается. И начинается паника: зачем ты это сделала?! Теперь ты даже хуже , чем была раньше. И это важно преодолеть. Каждый день уверять себя в правильности решения и верить , хоть и через силу , что скоро всё изменится ( всё и правда изменится в лучшую сторону , очень скоро!), нужно только немного подождать. Или если одному справиться тяжело , то можно обратиться к профессионалу , который поможет настроиться на нужный лад и пройти этот период менее болезненно. Потом , читая в интернете подобные отзывы , понимаешь , что ты была не одна такая с этими мыслями и переживаниями. Это обязательно нужно знать перед операцией.

Примерно через полгода после операции снимают брекеты. Отеки сошли , брекеты сняты — и ты выглядишь потрясающе. И вот он еще один шок , но только уже очень приятный. Это новая ты , которой всегда мечтала быть , и это правда. Все прежние мысли , негодования , переживания , болезненные и неприятные ощущения исчезли. Осталась только новая классная ты!

Стоит ли это того? Безусловно. Жалею ли я? Ни капельки. Повторила бы , если бы знала , через что придется пройти? Да , да и еще раз да!

Резюмирую , что было сделано: двухчелюстная операция , гениопластика и ринопластика. Подготовка к операции ( удаление зубов + брекеты) — около полутора лет. Восстановление после операции — от 3 до 6 месяцев. Примерно через полгода после операции — снятие брекетов. После брекетов могут понадобится онклюзионные накладки ( по сути коронки на зубы) на задние зубы для лучшего смыкания зубов ( + 35 тысяч за зуб).

И напоследок для возможных хейтеров: да , я полностью « перекроила» лицо и нисколько не стесняюсь , потому что во всем нужно знать меру и чувство прекрасного. И киньте в меня камень , если в моем случае « после» не органично и натурально!

Почему мажору на “Феррари”, убившему в ДТП двоих человек, дали сбежать за границу

Легковушками «Рено» очень хорошо топить печку. Ну или добрый английский камин — у кого как. «Рено» прекрасно горят. Обшивка, колеса, то, что внутри. Люди внутри тоже горят — хорошо.

Валера Ващук об этой особенности французских машинок знает не по наслышке. Его папа и невеста — 23-летняя Леночка заживо сгорели именно в легковушке «Рено» на его же глазах. Потом в истлевшем черно-угольном месиве металла Валера попытается найти цепочку Леночки — хоть что-то на память о ней — а найдет кусочек папиной ноги.

ЛЮБИМАЯ МАШИНА ШУМАХЕРА

Вообще, эту аварию на Минском шоссе почему-то как-то особо не заметили. Хотя красная тряпка для новостей просто рвалась в кадр: красный же, ослепительный, цвета свадебных роз и крови, спортивный « Феррари » за 8 миллионов рублей минимум. О, это не просто «Феррари»! Это F-430, серия «Скудерия». С итальянского – «конюшня». Знатоки сейчас прищелкнут языком. 408 «лошадок» под капотом, за четыре секунды впрягается в сотню км/час. Любимая тележка Михаэля Шумахера . Вот что такое эта итальянская «конюшня» цвета роз.

Около часа ночи 21 мая Валера Ващук на своем «Пежо» подъезжал к поселку Краснознаменск в Одинцовском районе. Следом на буксире тащился «Рено» с папкой и Леночкой. Они сами из Калужской области. Ехали в гости к родным в Подмосковье , по дороге сломались, но вот — уже позвонили дяде и всем: ждите, скоро будем.

– Стрелка на спидометре «Феррари» застыла в районе 200 километров час, – вспомнит потом Валера.

И этот мощный толчок сзади. И почти физически помнит он до сих пор, как от его «Пежо» отрывается трос с «Рено» с папой и Леной . Будто что-то живое отрывается от тебя, кусочек твоего тела.

По данным полиции, на 40-м километре Минского шоссе спорткар «Феррари» пытался обогнать сцепку двух легковушек, водитель не справился с управлением и врезался в машину, которая была на буксире. «Рено» отбросило на дорожное ограждение, он загорелся. А дальше вы уже знаете.

И вот здесь итальянские страсти замирают, потому что начинается. прямо таки теорема Пуанкаре – правоохранительная.

Валерий Ващук с погибшей невестой Леной Сухаревой. Фото: vk.com

ПОДДЕЛАЛ ДОКУМЕНТЫ И ПОТЕРЯЛСЯ

– Почему этого дятла на «Феррари» менты сразу не закрыли!? – самый печатный вопрос к нашим полицейским, который я нашла на форумах в соцсетях. Они сейчас кипят, как масло под капотом. Народ требует в студию фото «дятла». Да только нет его.

– Предполагаемый виновник аварии по измененным установочным данным пересек границу сопредельного государства. Он объявлен в международный розыск, – отвечает блогерам и журналистам Татьяна Петрова , официальный представитель Подмосковного Главка МВД .

Конспирология от полицейских, да. А если прямым текстом — подделал документы и сбежал. И не к батьке Лукашенко на картошку явно.

– Но фотокарточку его можно? У нас читателей много — поможем следствию.

Ох, я наивный журналист, товарищи. Спасибо, узнала на 15-м году работы в «Комсомолке».

– А у нас нет, – ответила мне полковник внутренней службы Татьяна Петрова.

– У полиции – нет фото обвиняемого? В преступлении с двумя погибшими? Вы же его ищете. По всему миру.

У полиции есть стоп-кадр с видео, которое в ночь аварии на месте снимали телевизионщики. Кадр, где того самого водителя ведут гаишники. Красиво, оператор старался: вот догорающая машина с людьми, вот серые лица гайцов . И он. Высокий, несуразный, белобрысенький, отрешенный взгляд из-под очков. Красные нелепые ботинки. В тон «Феррари».

Спросите, а имя? Имя у красных ботинок?

Полицейские его не назвали ни разу. И ей-богу, мне хотелось спеть им песенку про Буратино: «Скажите, как его зовут!?»

Тайна следствия. Вот так и зовут. А я вам тайну сейчас раскрою. И не одну.

ВО ВСЕМ ВИНОВАТА ПОКРЫШКА

Итак. Зовут товарища из красной «конюшни» за 8 миллионов Николаем Григорьевым . 24 года. Машина не его — папина. Папа же у нас Дмитрий Геннадьевич Голяткин 45 лет. Столичный бизнесмен, фирма по аренде и торговле недвижимостью. Положительная семья. В скандалах не замечена. Собственно, этого достаточно, чтобы образ сложился. Классический такой образ тихого мальчика-мажора, которые раньше были на папиных «Волгах», но времена меняются, меняются папы, машины и мальчики, а стержень остается. Помните февральскую трагедию на Мосфильмовской улице, где « Порше Кайен» насмерть сбил человека? За рулем тоже сидел мальчик из хорошей бизнес-семьи Вартан Саркисов, с лондонским образованием и безупречным английским. Пьяным сидел, под наркотиками.

Но. 24-летнего Вартана Саркисова суд быстро откомандировал за решетку в СИЗО. А его почти ровесник Коля Григорьев, за которым две загубленные жизни, где-то непонятно где. Почему так? Я предвижу ваши ответы. Но доказательств этому нет ни у меня, ни у вас.

Еще в ночь аварии Николай Григорьев и его отец заявили: на дороге лежала покрышка, она мешала, ее нужно было объехать — покрышка во всем виновата. Уголовное дело подмосковная полиция возбудила только на третий день после ДТП — 23 мая. А в 21.20 второго июня (!) на своем официальном сайте сообщила нам про международный розыск.

“МЫ ЕГО НЕ ПРОСТИЛИ”

Йес. Потому что оперативникам нашего угро дверь в квартиру на Шипиловской улице, где жил Григорьев, никто не открыл. И по телефону абонент вдруг стал не абонент.

Шипиловская — это район Орехово – Борисово на самом юге Москвы недалеко от дублера Каширского шоссе. Обычный спальный район. Панельная 16-этажка.

– Он живет у нас тут года три-четыре, – вспоминают соседи. О том, что Коля из вот этой квартиры «устроил черт знает что», они узнали, увидев сюжет в новостях – с гаишниками и красными ботинками. – Девушка у него. Друзья к ним приходили, шумели иногда, бывало. И машина у него, да. Нет. Не красная. Белая. БМВ. Быстро он на ней ездил. А учится где или работает — не знаем.

По моим данным, Григорьев учился в одном из столичных вузов. Чем занимался сейчас, не известно. Возможно, как это часто бывает, подвязался в бизнес к отцу. Но не это главное. В те самые дни — между возбуждением дела и объявлением его в розыск — в квартире Григорьева на втором этаже вечерами перестал гореть свет. И белый БМВ во дворе больше не появляется.

По базе данных судебных приставов долгов ни за папой, ни за сыном нет. В самой отвязной тусовке московских гонщиков – «Смотре» – Колю Григорьева не знают. Во всяком случае, так мне, «чес слово», заявили несколько ее обитателей:

– Эту тачку (красный «Феррари», – авт.) не могли бы не заметить. И в лицо такого водителя не помнится. После той аварии мы сами у себя в группе публиковали видео горящей машины с пометкой «жесть». Мы против убийств на дорогах.

Благородно. А у Коли Григорьева с этим, видимо, не сложилось. Папа сгоревшей в «Рено» Леночки — Вячеслав Сухарев — на похоронах на кладбище, седой и белый как саван, вспоминал:

– Приходили его родители, просили прощения. Их мы простили, а его — нет.

Ссылка на основную публикацию